Интервью с Евгением Штоль-Митринским

Shtol

 

Удача и слава – вещь мимолётная

 

Евгений Штоль-Митринский, 1974 г.р., образование высшее. Родился и вырос в Западной Сибири. В 2001 году в возрасте 26 лет попал в Москву. Работал плотником, грузчиком, водителем, начальником отдела снабжения и коммерческим директором на водочном заводе, начальником производства на металлургическом заводе, сейчас автор-сценарист на ТВ, специализация – судебные шоу и детективные мини-сериалы.

 

– Скажите, пожалуйста, когда Вы решили стать сценаристом?

– В 2008 году волею судьбы остался без работы. Приятель, сценарист на ТВ, зная мои некоторые творческие способности, а также обширный административный опыт предложил попробовать поработать у них на судебном шоу автором. Я попробовал – получилось. Далее – шаг за шагом...

– Откуда Вы берете сюжеты для сценария?
– Раньше на судебных шоу часто работали по письмам телезрителей. Сейчас чаще информационно полезен интернет, сайты реальных судов, благо сейчас вся информация в открытом доступе. Конечно, сами процессы – это лишь база: нужно простроить сюжет, обогатить его поворотами, создать интригу и развязку.

– С чего начинается создание сценария? Используете ли Вы при создании какие-либо компьютерные программы?
– Создание сценария начинается с написания заявки. Эта заявка обсуждается на брифинге с редактором и создателем программы. Если заявка утверждена, пишется синопсис – предсценарный вариант сюжета, – там уже расписаны все ходы и повороты без диалогов. Обычно пишу в Microsoft Word. Еще есть такая спецпрограмма для сценаристов под названием «Писарь», которая форматирует текст под профессиональный сценарий для кино или сериала.

– Что является самым сложным в создании сценария?
– Найти оригинальную идею и утвердить заявку у продюсера. Сами понимаете, сколько всего уже было написано. Дальше следуют чисто технические моменты: расписать героев и сюжет – задача несложная.

– Из каких частей состоит сценарий? Чем сценарий телепередачи отличается от сценария фильма и других сценических произведений?
– Если начинать вдаваться в тонкости, придется проводить целый ликбез, довольно нудный. Скажу одно: на телевидении вообще нет каких-то определенных правил: каждый делает свой формат, даже на судебных шоу таких форматов десятки. Чем оригинальнее идея, тем выше вероятность продать ее каналу.

– Как Вы полагаете, можно ли телепередачу назвать аудиовизуальным произведением или телепередача создается по иным правилам, отличным от аудиовизуального произведения?
– Вот именно: в слове «аудиовизуальный» слово «аудио» стоит на первом месте. Телепередачи – это прежде всего аудио! Ведь как их смотрят? В основном между делом: домохозяйки – за бытовыми хлопотами, вахтеры – одним глазком присматривая за мониторами видеонаблюдения, пенсионеры – периодически уютно отдыхая на диванчике. Зритель не следит за картинкой на экране постоянно, но всегда слушает, даже если и в качестве фона.

– Объясните, пожалуйста, популярным языком: что такое синопсис телепередачи и для чего он нужен?
– Сухое изложение того, что зритель увидит на экране в развернутом виде. Суть и основной смысл авторской идеи, которые будут максимально понятны продюсеру.

– Были ли в Вашей жизни случаи, когда кто-то списал у Вас сценарий телепередачи? И как Вы смогли защитить свои права?
– Нет, не было. Был случай, когда я писал сценарий от и до – под ключ. А передача потом по разным причинам не снималась и гонорар не платился. Возможно, потом кто-то как-то эти мои сценарии использовал, но детали мне неизвестны.

– Как осуществляется заказ создания написания сценария? Составляются ли в настоящее время литературные заявки?
– Обычно коллектив авторов работает над каким-то проектом, авторы подают заявки. Если заявки утверждают, автор пишет сценарий. Также автор пишет озвучку к своему сюжету – анонс, какие-то другие комментарии героев. Везде по-разному.

– Какие существуют виды сценариев телепередач? Какие сценарии наиболее востребованы в настоящий момент?
– Думаю, на этот вопрос можно отвечать бесконечно. Проще открыть ТВ-программу и посмотреть. Да все что угодно можно писать! Я много работаю над сценариями судебных шоу, и пока это меня устраивает. Иногда пишу по нескольку серий для каких-то сериалов. В этой отрасли у меня уже много знакомых: у кого-то из них горят сроки, авторов не хватает, заболели, или еще что – мы же все в удаленном режиме работаем. Коллеги обращаются: «Жень, впрягись, отпиши пару серий, формат сейчас скинем». Я берусь, если не особо загружен на основной работе.

– Какие договоры заключаются со сценаристом для написания сценария? Насколько в них учитываются интересы сценариста?
– Стандартный авторский договор: автор пишет для компании сценарий, компания платит автору гонорар, а затем права на сюжет переходят компании. Меня как сценариста все устраивает. Утром стулья – в обед деньги. Все справедливо. Наверное, где-то авторы получают предоплату, но я так не работаю – не люблю брать на себя обязательства. Пришло вдохновение, написал – получил заработанное. Не пришло – ну и ладно, кто-то из группы напишет больше материала. В следующий раз я так же выручу. В нашей профессии гнаться за количеством – дело неблагодарное: можно напрячься и написать много, да выгоришь быстро.

– Какие проблемы возникают при заключении договоров?
– Если внимательно читать договор и понимать, чего ты хочешь от сотрудничества, то никаких проблем нет. Никто же никого не принуждает.

– Какие обычно сроки на создание сценариев предусматриваются в договорах? Какая ответственность предусматривается в договорах за несоблюдение сроков написания сценария?
– Все зависит от частоты выхода передачи в эфир, хронометража сюжета. Если передача ежедневная, то обычно период от заявки до сдачи сценария на съемки равняется месяцу. Какая-то особая ответственность сценариста не прописывается – это работа на личном доверии.
Здесь все просто: если автор подвел группу и не сдал сценарий, всегда есть возможность выйти из положения. Группа просто возьмет какой-то старый сценарий, тут же быстро его перепишет, а потом своими силами отыграет его на съемочной площадке: люди-то все творческие. А автора, который всех подвел, просто попросят больше не писать. Вот и все.

– Как определяется вознаграждение сценариста по договорам?
– Продюсер говорит автору, сколько готов заплатить за один сценарий. Автор либо соглашается, либо нет. Сумма может быть абсолютно разной, причем на типовых передачах продюсеру нет дела, маститый ты или нет: будь ты трижды лауреат – никто больше не заплатит. И люди работают без проблем. Удача и слава – вещь мимолётная, а кушать хочется всегда.

– Как осуществляется приемка сценария телепередачи? Создается ли специальная комиссия или нет?
– Какой-то специальной комиссии нет. Есть выпускающий редактор, который зачастую сам участвует в работе с автором с начала подачи заявки. Это конвейер, тут все происходит быстро.

– Какие требования к сценарию обычно предъявляются в договорах на создание сценария?
– Соответствие формату. Но если автор не освоит формат – никто его работу и не примет.

– Нередко передачи прерываются рекламой. Как этот вопрос решается в договорах на создание сценария?
– Никак. Продюсер передачи продает программу на канал. Канал за эту программу платит. А дальше это собственность канала.

– Содержатся ли в договорах на создание сценария какие-либо запреты на создание сценариев для других телекомпаний или иные запреты? Ограничивается ли ими свобода творчества сценариста?
– В договорах такое не прописывается: странно ограничивать свободу творчества автора. Но иногда бывает, что какая-то передача, ввиду каких-то разночтений между ее создателями либо по каким-то другим причинам, может разделиться, тогда обе передачи начнут делать похожий контент. В таких случаях каждый переманивает к себе авторов или набирает новых, а автору могут просто на словах объяснить, что в целях сохранения коммерческой тайны не надо работать на конкурента. Но все это, повторюсь, только на словах. Автору нет смысла ссориться с продюсером, ведь именно продюсер решает, подписать с тобой контракт или нет.

– Приходилось ли Вам работать с зарубежными телекомпаниями? Чем работа с зарубежными телекомпаниями принципиально отличается от работы с российскими телекомпаниями? Как в договорах с зарубежными телекомпаниями учитываются интересы сценариста?
– Лично мне не приходилось. Как-то делал адаптацию зарубежного проекта под российский формат. На первоначальный брифинг приезжал правообладатель, который рассказывал, какие особенности передачи ему хотелось бы сохранить и в российской версии, но каких-то особых требований в работе с ними не было. Я вообще не знаю никого из авторов, кто работал бы в телеформате с зарубежными компаниями. А вот уехавших из страны авторов, которые пишут российский контент – очень много. Для того чтобы писать для заграничных зрителей, нужно отлично знать язык, понимать специфику и менталитет, плюс умудриться еще и каким-то образом проявить себя лучше местных талантливых авторов.

– Чтобы Вы хотели пожелать начинающим сценаристам как в творческом плане, так и в плане защиты своих интересов при заключении договоров с телекомпаниями?
– В творческом плане – ничего не бойтесь. Я пришел на ТВ с производства, ничего не понимал в теме, но у меня был огромный плюс – мой папа запоем читал книги и меня научил читать в три с половиной года, а еще порекомендовал записывать в тетрадку названия книжек, которые я прочел. И когда я пошел в первый класс, у меня этих записей была полная общая тетрадь. Школьную библиотеку я осилил где-то в четвертом классе, поэтому меня записали во взрослую. В неделю я прочитывал где-то две-три толстых книги. В общем, это я к чему: когда через три месяца работы на передаче я был в числе лучших авторов, меня мои коллеги спрашивали, какой гуманитарный вуз я закончил – литфак, режиссерский, сценарный… И когда я сказал, что по образованию я инженер-механик, мне никто не поверил. Так что читайте книги, друзья, и ничего не бойтесь. Не боги горшки обжигают. Попадете в струю – на хлеб с маслом заработаете. Главное, держите марку и не соглашайтесь писать совсем уж откровенную ерунду…

– Вы присутствуете при съемках телепередачи?
– Раньше ездил, но постепенно возненавидел это, ведь если автор присутствует на съемочной площадке, все ошибки актеров списывают и на автора – «недостаточно раскрыл мысль», «сложная подача». А работа с актером – это дело режиссера. После сдачи дела в работу автор уже думает о новом задании, и ему все эти копания в сданных делах как нож в сердце. Именно поэтому мне нередко приходилось и самому выходить на площадку актером, когда нанятый человек не мог понять, что от него хотят. Эти ситуации можно посмотреть, если забить мою фамилию на Youtube: там у меня есть канал, на который я заливал некоторые видео. Сейчас на съемки не езжу. Разве что, вспомнив былое, в каком-то своем особо понравившемся деле сыграть.

– Насколько плотно режиссер-постановщик телепередачи работает со сценаристом, учитывает ли авторский замысел сценариста?
– Продюсеру неважен авторский замысел сценариста. Автор пишет под заказ и под формат. Угодил продюсеру – будешь сытым.

– Было ли в Вашей жизни такое, что телепередача снималась со значительными отступлениями от Вашего сценария? Как Вы поступали в такой ситуации?
– Нет, не было. Никому не интересно отступать от написанного сценария. Это конвейер, таких сценариев снимают сотни. Но если бы какие-то изменения моего сценария и были бы – мне все равно.

– Согласовывают ли с Вами вопрос о том, кто будет играть в телепередаче? Как решается этот вопрос?
– Автор всегда прописывает героев в сценарии, иногда вплоть до характера. Однако актера на роль утверждает уже сам режиссер, который будет снимать передачу. Режиссер выбирает актеров или из своей базы, или из кастинга. Иногда бывает так, что актера под описание автора найти не могут, и тогда с автором согласовывают замену, предлагая вариант. Но для автора, на самом деле, не имеет значения, кто будет сниматься. Упираться точно никто не будет – мол, я вижу героя кудрявым, а не лысым, и точка.

– Телепередача сразу выходит в эфир при ее съемке или после съемки над ней еще работают? В последнем случае показывают ли сценаристу финальную версию передачи до сообщения ее в эфир или нет?
– После съемки программа в оперативном режиме монтируется и отправляется на канал. Канал сам решает, когда ставить ее в эфир. Сценаристу ничего не показывают, а в момент монтажа передачи он уже глубоко-глубоко погружен в самые дебри очередного задания и придумывает очередной шедевр, способный растрогать продюсера и редакторов, принимающих заявки автора.

Благодарим Вас, Евгений, за интересную беседу! 


Беседовал наш корр.

Фото: в коллажах использованы скриншоты программ «Судебные страсти» и «Час суда».

 

Pismo