МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ЦЕНТР: ИТОГИ ДЕСЯТИЛЕТНЕГО СОТРУДНИЧЕСТВА С РОССИЙСКОЙ НАУКОЙ

Интервью с заместителем исполнительного директора Международного научно-технического центра.

p1010056

(«ИС. Промышленная собственность», № 3, 2005)

 

Почти десять лет назад представители правительств Европейского союза, Российской Федерации, Соединенных Штатов Америки и Японии подписали соглашение, заложившее фундамент Международного научно-технического центра (МНТЦ), уникальной организации, основная задача которой – способствовать мирному использованию научно-технического потенциала российских ученых и инженеров, связанных с военными разработками. В прессе высказывались различные суждения о деятельности Центра. И это понятно, ведь МНТЦ работает в очень «чувствительной» области, сотрудничая с российскими учеными, принимавшими участие в создании оружия массового поражения и средств его доставки. Однако с первых шагов Центр проявил свою сугубо мирную сущность. За десятилетие вместе со своими партнерами (Министерством энергетики США, НАСА, Европейским центром ядерных исследований, корпорацией «Боинг», компаниями «Самсунг», «Доу Кемикл» и др.) Центр профинансировал несколько тысяч исследовательских проектов в разных областях науки и техники более чем на $0,5 млрд. Десятки ученых и инженеров из России и других стран СНГ, сотни научно-исследовательских и производственных предприятий участвовали в программах научного обмена и подготовки в области делового управления, получили гранты и оборудование, а также поддержку при оформлении патентов и определении коммерческой ценности своих разработок.

О некоторых итогах этой крупномасштабной созидательной деятельности за прошедшее десятилетие в беседе с нашим корреспондентом рассказал заместитель исполнительного директора Международного научно-технического центра Лоренс Райт (США). В 1996 г., будучи главой российского представительства американской компании SAIK, он был инициатором заключения с Министерством науки и технологий России соглашения о правах на интеллектуальную собственность российских ученых при выполнении научно-исследовательских работ по заказам Правительства США. Данное соглашение предоставляло российским ученым достаточно благоприятные условия по использованию результатов этих работ в коммерческих целях.

 

– Господин Райт, в октябре 2004 г. состоялось пленарное заседание Совета управляющих МНТЦ, на котором подводились итоги десятилетней деятельности Центра. Как Вы могли бы их прокомментировать?

– Десять лет – большой срок как для МНТЦ, так и для России и российской науки. За это время было важно понять друг друга, наполнить наши отношения доверием. Ведь сотрудничаем мы с российскими учеными, в недалеком прошлом работавшими в военных областях. За это время Центр профинансировал более 2000 проектов на общую сумму, превышающую $600 млн. Однако, мне кажется, наша работа только начинается. Можно, конечно, говорить какие-то громкие слова по поводу нашего десятилетнего сотрудничества, например, что МНТЦ в какой-то мере помог сохранить российский научный потенциал. Хотя поддержка Центра действительно помогла российским научным организациям пережить кризисный период 90-х годов, сейчас я предпочитаю больше думать о будущем. Я сказал, что все только начинается потому, что в первые годы деятельности перед МНТЦ ставилась задача занять творческих людей, лишившихся финансирования. Сейчас главный вопрос сформулирован по-другому: как коммерциализировать результаты НИОКР? Перед учеными ставятся вопросы: нужен ли на рынке продукт, основанный на их разработке, и как его на этом рынке защитить?

 

– В документах МНТЦ десятилетней давности указывалось, что в 2003 г. проекты Центра будут финансироваться за счет средств, выручаемых от коммерциализации технологий, которые должны создаваться в результате реализации проектов. По каким причинам не удалось достичь намеченной цели в полной мере?

– Долгое время МНТЦ, решая эту задачу, шел по пути «проталкивания» на рынок технологий, созданных по проектам Центра. Совершенно не учитывалось, нужны ли рынку подобные технологии. В результате очень мало технологий доходило до рынка. При этом под рынком я подразумеваю частные компании, а не технологии, имеющие большое государственное значение, например экологические или лекарства от СПИДа. Такие и подобные технологии должны разрабатываться за счет государственных средств.

В последние два с половиной года Центр стал активно изучать потребности рынка технологий. Основной направленностью его деятельности стала коммерциализация результатов НИОКР. Например, сейчас мы видим, что сформировался повышенный спрос на российские технологии по новым способам доставки лекарственных препаратов. Однако российские исследовательские институты, владеющие подобной технологией, ничего об этом не знали, так как их интересы не распространялись на потребности рынка. Поэтому мы должны совместно с российскими учеными и специалистами содействовать исправлению такого положения.

Главное богатство России – не нефть и газ, а человеческий, интеллектуальный капитал. Однако российские ученые, Российская академия наук не имеют связи с промышленностью, так же как и Академия с наукой. Отрадно, что руководство России, в частности Президент России В.В. Путин, понимает эту ситуацию и прилагает усилия к тому, чтобы перевести Россию на инновационный путь развития, построить экономику знаний. Поддерживая такие усилия, МНТЦ разработал методику коммерциализации российских технологий.

 

– Международный научно-технический центр – одна из первых зарубежных организаций, которая стала строить цивилизованные отношения с российскими научными организациями в области ИС. И Вы, будучи руководителем представительства американской компании SAIK, принимали участие в решении этих задач. С какими трудностями МНТЦ и Вы лично столкнулись, как удалось их разрешить?

– Когда начиналась работа в России в том направлении, о котором Вы сказали, МНТЦ и компания SAIK посчитали своей главной задачей дать российским ученым базовый уровень знаний в области ИС. Однако до настоящего времени, несмотря на предпринимаемые нами усилия, в первую очередь по обучению в области управления ИС, проблема остается. В большинстве поступающих в Центр заявлений о финансовой поддержке проектов в строке «Ваша предшествующая интеллектуальная собственность» проставлен нуль. Но такого не может быть!

Видимо, по-прежнему в вашей стране до конца не изжита память о «холодной войне», определившая тенденцию – не раскрывать результаты исследований и ничего не патентовать. Это – большая ошибка российских ученых и серьезное препятствие на пути коммерциализации результатов их деятельности. Создаваемая во время работы над проектом ИС должна регистрироваться в лабораторном журнале, в отношении нее должна определяться патентная стратегия с пониманием потребностей рынка. МНТЦ активно осуществлял в этой области разные программы обучения. С одной из нихможно ознакомиться через Интернет на нашем сайте: www.istc.ru.

 

– Вы возглавляете в МНТЦ департамент партнерства и устойчивого развития. Какие задачи решает данное подразделение?

– Перед нашим департаментом поставлена задача – реализовать программу партнерства, по которой МНТЦ работает уже несколько лет. Такая программа предусматривает возможность предоставления компаниям стран-участниц, их университетам, национальным лабораториям льгот, а также позволяет финансировать проекты по так называемым ускоренным процедурам. Благодаря этому российские ученые получают возможность выходить со своими разработками на международный рынок технологий. Наша задача – обслуживать такие партнерства и приглашать новых партнеров.

Департамент получает запросы от компаний стран – участниц МНТЦ с просьбой найти для них ту или иную технологию в России. Используя наши базы данных, а также знание российских научных центров, мы даем российским ученым координаты иностранных промышленных компаний, заинтересованных в рыночном использовании российских разработок. В то же время, обладая знаниями о российских технологиях, имеющих перспективу коммерциализации, мы ведем поиск иностранных компаний, которым эти технологии были бы интересны.

Делать из ученых предпринимателей – не наша задача. Те из них, кто имел склонность к бизнесу, уже лет десять назад, ушли в него. Мы работаем с теми, кто привержен научным исследованиям. Им-то и следует привить навыки общения с бизнесом – умение представить разработку, вести переговоры по ее коммерциализации и управлять ИС. В следующем году мы планируем подготовить 300 рабочих мест для таких ученых, обеспечить их необходимым оборудованием для создания технологических прототипов, научить тому, как защитить ИС и взаимодействовать с дочерними компаниями, которые будут коммерциализировать их разработки. Цель проводимых мероприятий – помочь ученому пройти этап создания прототипа технологии (разработки), когда инвестор еще не может (не будет) в этом участвовать. Сейчас в России очень мало организаций, оказывающих ученым финансовую поддержку на данном этапе, а самое главное – мало организаций, предоставляющих консалтинговые услуги на указанной стадии. Вот наш департамент и решает такие задачи.

Мы понимаем, что российские НИИ – это учреждения науки, но не бизнеса, и предлагаем следующую схему коммерциализации технологий. Когда появляется новая технология, то, как правило, должна найтись частная организация, аффилированная с научным институтом, которая займется ее коммерциализацией. Инвестор не будет вкладывать деньги в научный институт. Упомянутая частная организация на основе лицензионных договоров, контрактов от использования научной продукции и т. п. будет выплачивать институту вознаграждение за использование технологии, созданной на основе полученных результатов исследований. Таково обязательное условие, задача МНТЦ состоит в том, чтобы помочь институтам создавать подобные организации. МНТЦ не должен иметь в такой организации (компании) никаких акций или других источников дивидендов.

Наша задача – содействовать в создании новых рабочих мест. В случае, когда МНТЦ помогает приобрести для организации (компании) оборудование, после окончания контракта (через пять или более лет) компания, если она успешна действует и встала на ноги, должна компенсировать Центру затраты на оборудование и поставить его у себя на баланс в соответствии с российским законодательством.

Чтобы было понятно, о чем идет речь, приведу примеры.

Волгоградское предприятие бывшего Минхимпрома СССР разработало технологию создания негорючего материала для кресел в поездах и самолетах. Иностранные инвесторы, владеющие ситуацией на рынке таких материалов, не поверили в возможность создания на этом предприятии промышленной партии нового материала. Тогда МНТЦ взял на себя риск финансирования создания пилотного производства, вложив $250 тыс. Было заключено трехстороннее соглашение, после реализации которого инвестор и предприятие должны приступить к совместной деятельности. В результате было создано 53 рабочих места (это неплохой результат для Центра), а продукция совместного предприятия уже используется при обивке кресел в железнодорожных вагонах и самолетах.

Другой пример. Сибирское предприятие Минатома России разработало специальные составы газов для использования в производстве микрочипов. Компании США готовы были в большом количестве покупать этот газ. Однако у них оставались сомнения относительно качества газа. Тогда МНТЦ закупил для российского предприятия установки контроля его качества. Было создано более 100 рабочих мест, и сейчас предприятие вышло на реальный рынок.

 

– В конце 2004 г. в Москве проводилась первая международная конференция «Инновационные процессы в эпоху глобализации». В ней участвовали специалисты из Канады, Европейского союза, России и Соединенных Штатов Америки, которые получили возможность обменяться мнениями по обсуждаемым вопросам. С трибуны конференции зарубежные специалисты заявляли, что, по их мнению, главное в инновационной деятельности – создание новых рабочих мест. В России же принято говорить о создании конкурентоспособной продукции. Каково Ваше мнение на этот счет?

– МНТЦ создан для конверсии деятельности ученых: от стадии, когда единственным источником финансирования был военный бюджет СССР, до стадии финансирования научных исследований из различных источников, в том числе коммерческих структур. К примеру, нами было принято решение о поддержке усилий по созданию в г. Сарове технопарка. Он нужен для того, чтобы востребованные рынком технологии «вышли из-за колючей проволоки», что необходимо для привлечения заинтересованных иностранных компаний.

Госдепартамент США совместно с рядом министерств нашей страны оказывает также содействие российским научным организациям в развитии инфраструктуры коммерциализации научных разработок российской биоиндустрии, что необходимо для развития фармацевтических производств.

Создание рабочих мест – лишь один из элементов оценки эффективности деятельности МНТЦ. Можно было бы на средства нашего Центра купить миллион киосков для продажи сосисок и предложить там работать российским ученым. Это тоже создание рабочих мест. Но так нельзя относиться к интеллектуальным ресурсам России.

 

– В Центре реализуется программа поддержки патентования. Как выполняется эта программа, каковы ее цели, встречает ли она понимание среди российских участников проектов МНТЦ?

– Насколько я знаю, российские ученые всегда отмечали справедливое распределение прав на ИС, принятое в МНТЦ. И это было основным отличием Центра от других фондов. МНТЦ предоставляет все права на результаты исследований научному институту, определяя лишь право на предоставление лицензии финансирующей стороне на ее территории. Однако надо отметить, что государство не имеет опыта коммерциализации технологий. Да и не государственное это дело. Надо добиваться, чтобы ученые выигрывали от коммерциализации. Нужна система, которая могла бы определять:

– стоит ли получать патент;

– зачем его надо получать;

– какой должна быть патентная стратегия предприятия, фирмы;

– что делать, если патент выдан, например, в Европе, а рынок для этого изобретения находится в Азии.

А если ответов на подобные вопросы нет, то зачем вообще патентовать? Для начала надо правильно определить применение результатов НИОКР, обсудить этот вопрос с потенциальным покупателем. Вот такие вопросы мы ставим перед российскими институтами, которые хотят участвовать в программе патентования.

В конце концов, каждый российский научный институт должен определиться: в какой мере он может участвовать в коммерциализации своих технологий; создавать ли дочерние организации, о которых говорилось выше, или ограничиться получением роялти по лицензионному договору. МНТЦ помогает научной организации выбирать любые схемы и оказывает содействие в их реализации.

 

Беседовал Ю. Фомичев

Pismo