РЫЦАРЬ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ. К ЮБИЛЕЮ МАСТЕРА

Интервью с И.А. Близнецом

image30
 

(«Интеллектуальная собственность. Авторское право исмежные права», № 5, 2014)

 

В апреле 2014 года у Ивана Анатольевича Близнеца юбилей. Глядя на этого молодого, энергичного и подтянутого человека, трудно поверить, что ему 60, а за спиной – биография, которой хватило бы на несколько жизней: ректор Российской государственной академии интеллектуальной собственности, доктор юридических наук, профессор, действительный государственный советник Российской Федерации 3 класса, председатель Комитета ТПП РФ по интеллектуальной собственности, член Союза журналистов России и, конечно, любящий отец и заботливый муж.

 

Иван Анатольевич Близнец родился 11 апреля 1954 года в деревне Короватичи Речицкого района Гомельской области Белорусской ССР. В 1983-м окончил Всесоюзный юридический заочный институт (ВЮЗИ), с 1984 по 1987-й работал юрисконсультом в Московском городском комитете профсоюзов, с 1987 по 1989-й – начальник отдела охраны условий труда Главспортпрома Комитета по физкультуре и спорту Совета Министров СССР. С 1989 по 1992-й – ведущий юрисконсульт ВЦСПС, с 1993 по 1996- й – начальник Правового управления Министерства печати и информации РФ, заместитель председателя Правления Российского авторского общества, с 1996 по 1998-й – референт-помощник Президента РФ по правовым вопросам, заместитель руководителя Федеральной службы по телевидению и радиовещанию РФ. В 2000-м – член Судебной палаты по информационным спорам при Президенте РФ. С 2000 по 2004-й – заместитель генерального директора Роспатента. С 2005 года – ректор РГАИС.

 

– Иван Анатольевич! Говорят, что в комфортном возрасте технические новинки воспринимаются с трудом. Однако еще на заре появления планшетов я видел, как на одном из серьезных совещаний новой техникой вооружены были только Вы. Как современные гаджеты и интернет-сервисы помогают Вам работать и отдыхать?

– Я себя не мыслю без современных технологий. Планшет, смартфон для меня прежде всего рабочие инструменты, которые помогают больше успевать: это доступ к информации, оперативный обмен данными, эффективное планирование, возможность решать научные и учебные задачи. Благодаря Интернету и социальным сетям я решаю многие вопросы. Вот недавно нашел своего школьного друга, с которым не виделся 30 лет. Он достиг определенных административных и предпринимательских высот, и теперь у нас совместный образовательный проект. Я не рассматриваю новые цифровые технологии и интернет-сервисы как зону досуга. Мне интересней отдыхать с книгой или на природе.

– Год назад в России начали работать суды по интеллектуальным правам. Какие главные вопросы они должны решить и как скоро правообладатели и пользователи почувствуют перемены на рынке объектов интеллектуальной собственности?

– Я давно видел необходимость в создании таких судов и всячески поддерживал их создание на разных уровнях, включая Государственную Думу. Все было непросто – и определенное непонимание, и нежелание и даже сопротивление. В конце концов разум возобладал, однако для того, чтобы заинтересованные стороны почувствовали отдачу от работы судов по интеллектуальным правам, нужно время. Нужно наработать практику, обобщить ее. Когда суды заработают в полную силу, польза от их работы будет однозначно. Я верю в это, потому что высоко ценю председателя суда Людмилу Александровну Новоселову. Она стала настоящим подвижником интеллектуальной собственности, активно участвующим во всех мероприятиях, конференциях, совещаниях, включая те, которые организует наша академия. Несколько сотрудников аппарата пришли учиться к нам в аспирантуру. При суде создан совет, в который вошли наши лучшие специалисты. Суд – это еще одна важная площадка, где мы можем продвигать интеллектуальную собственность и показывать эффективные формы ее защиты.

– Какова роль и место институтов коллективного управления авторскими и смежными правами в общей структуре управления объектами интеллектуальной собственности?

– Горжусь тем, что когда-то был у истоков создания этого института. Сейчас можно сказать, что он сложился, занял свою важнейшую нишу. Эффективной системы защиты интересов правообладателей не может быть без органов по коллективному управлению. Это та площадка, где авторы и правообладатели реально чувствуют уважение и востребованность своего труда. Это не формальные структуры, которые только собирают и раздают деньги. Сегодня вокруг этой проблемы множество спекуляций, звучат обвинения в непрозрачности системы, ощущается непонимание или нежелание поддерживать интересы правообладателей. Я не исключаю и заказные акции, направленные на то, чтобы не платить авторам, игнорировать их интересы. Однако есть закон, есть нормы их нужно выполнять, так издавна сложилось в мировой практике, которая требует уважения со стороны общества, бизнеса и государства.

– Защита интересов правообладателей в Интернете – сегодня главная тема, вокруг которой кипят страсти и ломаются копья. Как Вы видите решение этой сложной проблемы?

– Мое мнение было выражено еще в 1999 году, когда я поддержал создание РОМС (Российское общество по мультимедиа и цифровым сетям). Возможно, тогда еще не созрели условия для его эффективной работы, но это был шаг в правильном направлении. Я считаю, что при сегодняшней модели законодательства, при условии выросшего уважения к авторским и смежным правам, можно создать такое общество, которое будет заниматься сбором вознаграждения в сети Интернет и распределением его между правообладателями. Главной задачей такого общества должна быть помощь правообладателям, поскольку возможностей у таких структур гораздо больше, чем у любого правообладателя, который сам не в состоянии отследить, где, кем и как используется его интеллектуальная собственность. И в то же время я всегда считал, что чем меньше таких структур, тем концентрированнее будут их усилия, эффективнее будет организована их работа, потому я бы склонился к расширению полномочий таких эффективно действующих организаций, как РАО и ВОИС.

– Как Вы думаете, почему интересы композиторов, музыкантов, владельцев смежных фонограммных прав всегда были на втором плане?

– Это действительно так – в России с ее мощнейшей музыкальной культурой пока даже нет национального реестра фонограмм. Это ведь целый комплекс проблем, связанных в первую очередь с молодостью института смежных прав. Фонограммы – сложные объекты права, и их значительно больше, чем кинофильмов, поэтому и сложнее учитывать. Чтобы навести порядок в этой сфере, требуется соблюдение ряда важных формальных процедур – необходимо создать механизм сбора данных, организовать соответствующие реестры, чтобы понимать, кому принадлежат эти объекты. У нас в стране, к сожалению, этим вопросам уделяется намного меньше внимания, чем следует, а ведь такие вещи нужно делать, на мой взгляд, только под эгидой государства.

– В этом году должен начать свою работу федеральный орган по интеллектуальной собственности, первостепенной задачей которого станет разработка государственной стратегии. Что сейчас делается в этом направлении?

– Я всегда был государственным человеком, и всегда стоял за создание государственного управления в этой сфере. К сожалению, сейчас эта работа как-то застопорилась. Я не понимаю, почему вдруг возникла такая ситуация: или это непонимание важности в аппарате правительства, президента? Это очень тонкая материя. Очень важно, чтобы в эту службу пришли профессиональные люди – там ведь должны работать специалисты, понимающие толк в этих вопросах, а не просто чиновники и управленцы, это же совершенно другая категория управления. Конечно, современные управленческие процессы должны применяться в этой службе, но главным критерием отбора должен стать профессионализм. Возможно, отсутствие таких знаний в определенных кругах и привело к тому, что все затормозилось. Но без государственной стратегии нельзя дальше двигаться в этом направлении! Я недавно был в Южной Корее и с белой завистью знакомился с их стратегией развития интеллектуальной собственности. Государство оказывает колоссальную поддержку – и успехи не заставляют себя ждать. Сегодня Корея выходит на передовые рубежи патентования, охраны своей интеллектуальной собственности. То же самое должны сделать и мы в России.

– Интеллектуальный потенциал государства становится решающим фактором развития. Российская государственная академия интеллектуальной собственности, ректором которой Вы работаете уже много лет, готовит специалистов, без которых трудно представить развитие креативных экономик России. Что это за специалисты, сколько их нужно нашей стране и насколько они востребованы сегодня?

– Это наша боль. Рынок сегодня требует 1000–2000 специалистов в год, а мы готовим 100–150 – и этого катастрофически не хватает. Нужны другие масштабы, и важные шаги в этом направлении уже сделаны. Недавно Министерство образования утвердило необходимые образовательные стандарты, у нас есть интересный проект с московским правительством по созданию образовательного холдинга, который будет готовить специалистов для отрасли. Наши выпускники должны создать условия для превращения России из продавца углеводородов и других природных ресурсов в страну – экспортера интеллектуальной собственности. Мы уже сегодня думаем о будущем: проводим международную олимпиаду по интеллектуальной собственности для старшеклассников, победители которой получают право обучения в нашей академии.

– Как события на Украине могут повлиять на ситуацию с интеллектуальной собственностью в России?

– Интеллектуальная собственность должна находиться вне политики. Конечно, всегда были авторы, обласканные или не обласканные властью, но это совершенно не важно. Важно то, что для интеллектуальной собственности не существует границ и преград. Хорошая музыка, хорошая литература и хорошее кино будут востребованы везде и всегда – главное, чтобы это чувствовали авторы.

– Несколько лет назад в одном из интервью своим любимым фильмом Вы назвали «Гений» с Александром Абдуловым. Какие фильмы Вы смотрите сегодня, какую музыку слушаете и какие книги читаете? Как и где приобретаете все эти интеллектуальные продукты?

– Признаюсь, что возможности и времени следить за новинками у меня просто нет. Я не фанат и считаю, что не нужно бегать за дисками или все бросать ради поиска нового фильма или песни в сети. Иногда я выборочно смотрю телевизор. Меня интересуют глубокие режиссерские и актерские работы, где есть драматургия, аналитика, психология. Я с удовольствием смотрю гайдаевские и рязановские комедии, люблю читать книги. У меня хорошая библиотека фантастики – люблю братьев Стругацких. В музыке отдаю предпочтение таким ансамблям, как “Песняры” Владимира Мулявина и “Веселые ребята” Павла Слободкина. С удовольствием слушаю русские романсы, а вот западная музыка меня не впечатляет. Диски покупаю в магазинах, но многие пластинки мне подарили сами артисты.

– Знаю, что Вы активно занимаетесь большим теннисом, футболом, баскетболом, и это, наверняка, помогает Вам всегда быть в форме. Однако для эффективной работы нужно еще и правильное питание. Каковы Ваши кулинарные приоритеты? Какой кухне Вы отдаете предпочтение? Какое Ваше любимое блюдо, готовите ли Вы сами?

– Я никогда не страдал какими-то особыми кулинарными пристрастиями. Мне всегда нравилась простая еда. Я люблю русскую кухню, ем шашлык, мясо и овощи, приготовленные на гриле. Мое любимое блюдо – драники. Это такие оладьи из картофеля, которые подаются к столу вместе со сметаной. Драники можно готовить с рыбой, с грибами, мясом – кому с чем нравится. Я сам иногда пеку хлеб, благо современная техника позволяет это делать достаточно просто. Сейчас все можно быстро готовить в скороварках, мультиварках, но даже на это у меня нет времени. Кухней занимаются мои родные.

– Вам часто приходится бывать на различных симпозиумах и научных конференциях, как у нас в стране, так и за рубежом. Назовите Ваши любимые места в России и за границей, куда бы Вам хотелось вернуться еще раз.

– Я с удовольствием бываю в Белоруссии – на моей малой родине, но, конечно, в России множество красивых мест. У меня дом в Калужской области, и я открыл там для себя маленький, удивительно красивый древний город Боровск. Там много старинных построек: Пафнутьев монастырь, церковь Николая Угодника, но наряду с этим там ведь работает и крупный завод по производству оптических дисков, легально тиражирует интеллектуальную собственность. Среди зарубежных городов я часто бывал в Париже, и в этот город действительно хочется возвращаться. И, конечно, мне очень нравится Женева – там я несколько лет работал в комитете ВОИС (Всемирной организации интеллектуальной собственности).

– В ряде публикаций последних лет Вас называют Рыцарем интеллектуальной собственности, что, конечно, связано с Вашей активной позицией в этих вопросах. А кто Вы без доспехов? Вы романтик или прагматик?

– Сложно сказать, мне кажется, что во мне всего понемножку. Может быть, мне не хватает прагматичности, я сторонник мягкого, но конструктивного решения вопросов.

– Интересы Вашей дочери как-то связаны с интеллектуальной собственностью?

– Я очень рад тому, что моя дочь заканчивает магистерский курс и будет защищать диссертацию именно по авторскому праву!

– Иван Анатольевич, у каждого человека есть мечта. О чем мечтаете Вы в канун своего юбилея?

– Очень хочется, чтобы все, о чем мы говорили сегодня, было реализовано. Чтобы было создано министерство интеллектуальной собственности, чтобы в стране появились реальные механизмы реализации творческого потенциала наших авторов, изобретателей. Чтобы мы заняли достойное великой державы место в мире интеллектуальной собственности. Поверьте, это не громкие слова и не позерство. Это действительно моя мечта, и над ее реализацией я продолжаю работать.

 

Беседу подготовил и провел главный эксперт Информационного агентства InterMedia Александр Тихонов

Pismo