НЕ СТОИТ ОГРАНИЧИВАТЬ РОЛЬ СУДА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ ЛИШЬ РАССМОТРЕНИЕМ ДЕЛ

Интервью с Л.А. Новоселовой

Novoselova

(«Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность», № 9, 2014)

 

Сегодня мы предлагаем вниманию читателей интервью с председателем Суда по интеллектуальным правам Людмилой Александровной Новоселовой, которая рассказала о первых результатах работы Суда и задачах, которые предстоит решать в будущем.

Л.А. Новоселова, доктор юридических наук, профессор, юрист с тридцатилетним стажем, до февраля 2013 г. работала судьей Высшего Арбитражного Суда, заслуженный юрист Российской Федерации, награждена медалью «За заслуги перед судебной системой Российской Федерации» II степени, Почетной грамотой Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

 

– Людмила Александровна, Вас все знали как одного из самых авторитетных судей Высшего Арбитражного Суда. Что Вас заставило уйти из Высшего Арбитражного Суда?

– Суд по интеллектуальным правам – это новый проект, в рамках которого необходимо решать ряд нетрадиционных задач, в том числе организационных. Суд по интеллектуальным правам довольно сложные споры, зачастую требующие специальных знаний. Это очень интересная работа, позволяющая постоянно профессионально развиваться. В делах, связанных с защитой интеллектуальной собственности, смыкаются административное и гражданское право, причем порой в самых необычных сочетаниях. Мне всегда нравились темы, в которых сплетаются различные направления, где необходим комплексный и всесторонний подход.

Несмотря на то, какое серьезное внимание сейчас уделяется вопросам защиты и охраны интеллектуальных прав, многие правовые институты, понятия и конструкции только начинают формироваться. Данная область молода и динамична, особенно если речь идет о прорывных технологиях, об IT-секторе, биологии и т.д. В этой связи нам, юристам, имеющим в распоряжении весьма формальный инструментарий, приходится успевать за научным прогрессом.

– Буквально на днях Суд по интеллектуальным правам отметил первый год с начала своей работы. Безусловно, создание нового суда – непростая задача. Решены ли уже все хозяйственные проблемы, можно ли считать, что Суд имеет все необходимое для эффективной работы?

– Первый год работы прошел весьма динамично. Основные материально-технические вопросы, связанные с обеспечением благоприятных условий для участников процессов и судей, нам удалось решить в течение первого полугодия, что позволило в большей степени сосредоточиться на основной задаче – рассмотрении споров.

Тем не менее, учитывая особую роль нашего специализированного Суда, а именно то, что он находится в эпицентре конфликтов, возникающих в области интеллектуальной собственности в предпринимательской среде, было бы слишком узко ограничивать его роль лишь рассмотрением дел. Мы прикладываем значительные усилия, организуя всевозможные проекты, направленные на повышение качества судебной защиты интеллектуальных прав, преодоление общих проблем в регулировании отношений в сфере создания и использования интеллектуальной собственности, выявляемых в процессе работы.

– Какие проекты Суда по интеллектуальным правам Вы могли бы привести в качестве примера деятельности, направленной на общее улучшение климата в отрасли интеллектуальной и, в частности, промышленной собственности?

– Поскольку любой суд – это в первую очередь юристы, то и круг наших задач связан в основном с правовыми вопросами.

Если говорить более конкретно, то, например, под эгидой Суда по интеллектуальным правам на площадке Всероссийской общественной организации «Ассоциация юристов России» создана подкомиссия по защите интеллектуальных прав. Одной из основных задач данной подкомиссии является работа над Концепцией развития законодательства об интеллектуальной собственности. Ее целью станет анализ норм действующего гражданского, административного, уголовного, налогового, антимонопольного, международного, таможенного, арбитражного процессуального, гражданского процессуального, уголовно-процессуального и иного законодательства, выявление в нем «белых пятен», дублирования и коллизий, а также анализ и обобщение судебной практики в сфере защиты интеллектуальных прав и на этой основе – разработка направлений совершенствования законодательства, регулирующего сферу интеллектуальной собственности, с учетом существующих объективных потребностей. Таким образом, идея концепции предполагает системный подход в процессе реформирования законодательства.

Одновременно в рамках совместного проекта Суда по интеллектуальным правам и Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина создана кафедра интеллектуальной собственности. В результате появилась еще одна площадка, где не только ученые, но и практики могут обмениваться мнениями и предложениями, направленными на повышение уровня защиты интеллектуальных прав. В течение первого года работы уже состоялось несколько достаточно масштабных конференций и круглых столов, в которых принимали участие как представители российского юридического сообщества из различных уголков страны, так и наши зарубежные коллеги.

Помимо названных проектов представители нашего Суда входят в различные совещательные органы, комиссии, советы, чья деятельность касается обсуждаемой сферы. Такой формат позволяет выразить нашу позицию при обсуждениях в Федеральном Собрании, правительстве, Администрации Президента Российской Федерации.

Отмечу, что это лишь малая часть той работы, которую проводит Суд в данном направлении. Некоторые важные задачи, например вопросы организации рабочего и постоянного взаимодействия с представительством Всемирной организации интеллектуальной собственности в России, еще предстоит решать.

– Сегодня уже можно оценить, какова нагрузка у судей? Возникает ли необходимость увеличивать штат?

– Оценивая нагрузку, можно сравнить второе полугодие 2013 г., в течение которого в Суд потупило около 1000 заявлений и кассационных жалоб, и первое полугодие 2014 г., когда это число составило более 1300. Очевидно, что такая тенденция к росту числа обращений неизбежно ведет к соответствующему увеличению нагрузки на судей.

Также, говоря о нагрузке, необходимо учитывать, что новым Информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 2014 г. № 167, которым определены критерии сложности арбитражных дел (особо сложные, сложные и менее сложные), предусмотрено, что споры, связанные с охраной интеллектуальной собственности, относятся к категории сложных.

К сегодняшнему дню уже назначено 18 судей, включая председателя и заместителей, а сама работа по набору на должности судей продолжается. Необходимо отметить, что в отношении кандидатов в судьи Суда по интеллектуальным правам законом предусмотрен интересный дополнительный критерий: в случае, если вакантной должности судьи специализированного арбитражного суда соответствует несколько кандидатов, учитывается также наличие у них квалификации, соответствующих специализации суда.

– Считаете ли Вы правильным, что Суд по интеллектуальным правам создан в системе арбитражных судов? Не правильнее ли было его создать в качестве самостоятельного суда?

– Не секрет, что при проработке концепции создания суда, который бы компетентно рассматривал соответствующие споры, достаточно глубоко изучалась наиболее показательная практика зарубежных стран, например, Германии, в которой патентный суд функционирует уже более 50 лет, Японии, Великобритании и др.

Круг споров, рассматриваемых подобными судами, обобщенно можно свести к вопросам, связанным с охраной промышленной собственности (товарные знаки, патенты, промышленные образцы и т.д.). Как известно, в рамках российской судебной системы подавляющее число таких дел отнесено к компетенции арбитражных судов.

Таким образом, представляется логичным, что при создании Суда по интеллектуальным правам законодатель счел целесообразным «вшить» новый судебный орган именно в арбитражную систему. Но в условиях реформирования судебной системы возможны и другие организационные решения.

– В Суде по интеллектуальным правам планируется использование судебных специалистов. Значит ли это, что роль экспертов снизится?

– Вряд ли роль экспертов снизится, поскольку функции у этих процессуальных фигур разные.

Задача специалиста в соответствии со ст. 55.1 АПК РФ, в первую очередь, заключается в устном разъяснении суду определенных тонкостей, требующих специальных технических или естественнонаучных познаний, но в отличие от эксперта, чьи задачи предусмотрены другой статьей (ст. 55 АПК РФ), он не дает собственного заключения, а лишь разъясняет суду технические нюансы, в которых юристам не всегда легко разобраться.

Экспертами же готовятся заключения, которые по своему объему и расчетам в значительной мере превосходят объем требований к информации, предъявляемых к соответствующей консультации специалиста. Законом предусмотрена уголовная ответственность за дачу заведомо ложного заключения.

В некоторых ситуациях отсутствует необходимость в проведении весьма продолжительной и, между прочим, зачастую дорогостоящей экспертизы. Для рассмотрения дела достаточно простого разъяснения специалиста, который бы, если так можно выразиться, рассказал просто о сложном.

– Идет ли набор на должности специалистов в Суде? Или он привлекает специалистов со стороны?

– Вы правы в обоих случаях.

Действительно, штатным расписанием Суда по интеллектуальным правам предусмотрено 15 ставок советников – должностей государственной гражданской службы. Основной задачей данных советников является выступление в судебном процессе в качестве специалистов. У нас пока еще имеются свободные ставки, так что работа по подбору кандидатур продолжается. Мы были бы благодарны, если ваше издание смогло предоставить место для размещения соответствующего объявления.

Помимо набора специалистов в штат суда нами формируется список представителей ведущих научных учреждений, которые были бы готовы оказывать соответствующее содействие по мере необходимости. Сегодня этот список насчитывает более сорока человек, имеющих профессиональные знания в различных областях науки. При его формировании учитывалась Международная патентная классификация изобретений и Международная классификация промышленных образцов. В настоящее время он опубликован на официальном интернет-сайте Суда по интеллектуальным правам (http://ipc.arbitr.ru).

– А Судом по интеллектуальным правам готовятся ли аналитические обзоры судебной практики?

– Да, в Суде есть отдел анализа и обобщения судебной практики, законодательства и статистики. Длинное название отражает его функции: содействие единообразному и правильному применению законодательства, изучение и обобщение судебной практики в целях определения и учета спорных вопросов применения законодательства, участие в подготовке разъяснений по данным вопросам, а также ряд других.

Одной из форм закрепления результатов соответствующей работы является подготовка специальных справок, которые в последующем, при необходимости, закрепляются постановлениями президиума Суда по интеллектуальным правам. В настоящий момент президиум уже утвердил ряд документов: «Справка о некоторых вопросах, связанных с процессуальным порядком применения обеспечительных мер по доменному спору», «Справка по вопросам недобросовестного поведения, в том числе конкуренции, по приобретению и использованию средств индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий» и «Справка по вопросам, возникающим при рассмотрении доменных споров». Несколько дней назад мы утвердили новую справку «Об оценке судом кассационной инстанции факта непривлечения авторов к участию в делах о взыскании компенсации за нарушение исключительного права на произведение».

Эти документы общедоступны, они опубликованы на нашем сайте в разделе «Президиум».

– Людмила Александровна, еще до официального открытия Суда по интеллектуальным правам на него возлагалась надежда, что он сможет стать центром обсуждения актуальных юридических проблем в сфере интеллектуальной собственности с тем, чтобы можно было говорить о формировании какой-то консолидированной позиции по наиболее дискуссионным вопросам. Как Вы считаете, сможет ли суд выступить такой площадкой?

– Суд по интеллектуальным правам – это в первую очередь суд, и его основной задачей является отправление правосудия. Поэтому взять на себя роль дискуссионной площадки мы можем лишь в определенных формах.

Например, при Суде создан Научно-консультативный совет. Его основной задачей является выработка научно обоснованных разъяснений и заключений по вопросам применения международных договоров, законов и иных нормативных правовых актов для целей формирования единообразной судебной практики. Также он занимается разработкой предложений по совершенствованию законодательства в сфере защиты интеллектуальных прав. Надо сказать, что проекты некоторых упомянутых справок, которые впоследствии были утверждены нашим президиумом, первоначально обсуждались на заседаниях и в рабочих группах Научно-консультативного совета.

В конце 2013 г. вышел в свет первый номер журнала Суда по интеллектуальным правам. Журнал представляет собой электронное СМИ – это интернет-сайт (http://ipcmagazine.ru), на котором в постоянном режиме происходит размещение новостей, статей и другой полезной информации. Имеется также PDF-версия 90-страничного журнала, которая выпускается ежеквартально. Представляется, что страницы этого сайта и журнала и есть наиболее удобная форма для обсуждения актуальных юридических проблем, возникающих в сфере защиты интеллектуальных прав. Наш журнал открыт к сотрудничеству с авторами и другими изданиями.

– До недавнего времени решение о прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования принималось в административном порядке. Как будет проходить рассмотрение этих вопросов теперь?

– Относительно новая формулировка ст. 1486 ГК РФ предусматривает, что заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования непрерывно в течение трех лет может быть подано заинтересованным лицом в арбитражный суд.

В свою очередь новой статьей 43.4 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации» предусмотрено, что дела о прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования рассматриваются Судом по интеллектуальным правам в соответствии с требованиями АПК РФ.

Говоря проще, с прошлого года споры о досрочном прекращении правовой охраны товарных знаков в связи с их неиспользованием – это компетенция Суда по интеллектуальным правам.

– Тогда, видимо, уже сложилась определенная практика. Можно ли признать использованием товарного знака ситуацию, когда в течение упомянутого трехлетнего периода он размещается в рекламе?

– Размещение товарного знака в рекламе, рекламной продукции и на документации, связанной с оказанием услуги и введением товаров в гражданский оборот (счета-фактуры, накладные и другие документы), является его использованием в соответствии с п. 2 ст. 1484 ГК РФ.

При этом необходимо иметь в виду, что документы и иные доказательства использования товарного знака, в отношении которого подано заявление о прекращении его правовой охраны в связи с неиспользованием, должны относиться к спорному периоду, подлежащему установлению судом.

– В таком случае, что происходит со сроком, когда товарный знак приобретает новый правообладатель? Можно ли в этой ситуации признать, что он не использовался по уважительной причине?

– Смена правообладателя посредством отчуждения исключительного права на товарный знак, а также в результате реорганизации юридического лица не изменяет течения трехлетнего срока, установленного п. 1 ст. 1486 ГК РФ, и сама по себе не является обстоятельством, свидетельствующим о невозможности использования товарного знака по причинам, не зависящим от правообладателя.

Приобретение исключительного права на товарный знак осуществляется на страх и риск приобретателя, ведущего предпринимательскую деятельность (п. 1 ст. 2 ГК РФ). Предприниматель при той степени разумности и осмотрительности, какая от него требовалась при соответствующих обстоятельствах, в том числе при реорганизации юридического лица, мог и должен был знать о том, что товарный знак фактически не используется и отдавать отчет о последствиях такого неиспользования.

– А какие ситуации, при которых не используется товарный знак, можно признать уважительными? Например, в случае банкротства.

– По смыслу положений законодательства о банкротстве конкурсное производство имеет ликвидационную направленность, продолжение хозяйственной деятельности не входит в задачи названной процедуры банкротства. При этом в соответствии с п. 2 ст. 126 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом прекращаются полномочия органов управления должника.

При таких обстоятельствах открытие конкурсного производства и ограничение деятельности должника, являющегося правообладателем исключительного права на товарный знак, можно рассматривать как обстоятельство, не зависящие от правообладателя в соответствии с п. 3 ст. 1486 ГК РФ, если не доказано иное.

– Вы когда-то упоминали идею создания единой базы данных по интеллектуальной собственности, объединяющей информацию разных ведомств. Не могли бы Вы рассказать об этой идее подробнее?

– Основная цель этого проекта заключается в том, чтобы связать воедино и синхронизировать базы данных разных ведомств. В системе Роспатента есть реестры изобретений, товарных знаков, полезных моделей – можно увидеть когда, кому и на какое изобретение был выдан тот или иной патент. Нам бы хотелось большего, в частности, чтобы базы всех органов, которые связаны с интеллектуальной собственностью – Роспатента, Федеральной антимонопольной службы, таможни, а также судов, были интегрированы между собой. Чтобы существовала возможность открыть в реестре ссылку на патент и увидеть, в том числе, какие судебные споры были по нему.

Такая база позволит получать оперативную и актуальную информацию по тем или иным объектам интеллектуальной собственности.

– Как Вы считаете, следует ли создать целую систему судов по интеллектуальным правам или достаточно одного такого суда? Ведь из дальнего региона приехать в Москву может быть непросто. Планируется ли обеспечение трансляции заседаний через Интернет?

– Около половины дел, рассматриваемых Судом по интеллектуальным правам, касается вопросов, связанных с обжалованием действий Роспатента. Оставшаяся часть – это пересмотр в кассационном порядке актов арбитражных судов субъектов по «интеллектуальным» спорам. Данное полномочие было закреплено за нашим судом с целью консолидации всей практики по этой категории дел в одних руках.

Таким образом, видно, что концепция создания Суда по интеллектуальным правам направлена на обеспечение единства практики применения закона при рассмотрении всех подобных споров посредством их стечения в единый специализированный судебный орган, но на уровне кассационного обжалования.

В контексте доступности правосудия хочу напомнить, что в арбитражных судах субъектов и апелляционных арбитражных судах продолжается рассмотрение «интеллектуальных» споров между предпринимателями, для чего в них создаются судебные составы, в специализацию которых входит рассмотрение данной категории дел.

Стороны имеют возможность принимать участие в рассмотрении кассационных жалоб на постановления этих судов в Суде по интеллектуальным правам посредством видео-конференц-связи. Благодаря данной системе наши суды связываются по спецканалам, изображение воспроизводится на специальные экраны, и участники процесса могут общаться с судьями Суда по интеллектуальным правам, не покидая свой субъект Российской Федерации. График таких заседаний публикуется на нашем сайте, можно убедиться, что эта функция весьма востребована.

Одновременно мы готовимся оборудовать зал президиума Суда по интеллектуальным правам для трансляции его заседаний в Интернете. Пока мы не рассматривали необходимость трансляции всех судебных заседаний Суда, но не исключено, что через определенное время появится возможность реализовать более амбициозные проекты.

– Суд по интеллектуальным правам неизбежно станет одним из основных звеньев в системе борьбы с нарушениями интеллектуальных прав. Как Вы расцениваете перспективы этой борьбы в России?

– Уже отмечалось, что сегодня внимание государства обращено к проблеме защиты интеллектуальных прав. В частности, это связано со вступлением Российской Федерации во Всемирную торговую организацию. Мы, как определенное звено в российской государственной системе, сделаем все зависящее от нас для повышения уровня такой защиты.

Несмотря на то, что для нашей страны это направление достаточно молодо, оно развивается очень быстро. Разумеется, не обходится без неточностей в законодательстве и проблем в правоприменении, но мы стремимся к развитию данной сферы. Уверена, что защита интеллектуальных прав в России имеет хорошие перспективы. В этой ситуации важно не перегибать палку и подходить к защите прав комплексно и гибко, в каких-то случаях необходимо развивать свободные лицензии, серьезно думать об обеспечении доступа общественности к культурному достоянию человечества и т.д.

– Сохранится ли у Вас еще время для ведения преподавательской работы или Вы целиком сосредоточитесь на работе в Суде?

– Честно говоря, совмещать работу в Суде с чем-либо еще, включая преподавательскую деятельность, очень сложно, поскольку приходится многое успевать в довольно сжатые сроки. Тем не менее работа кафедры, которую мы сегодня упоминали, преподавание – все это помогает не только развиваться профессионально, но поддерживать научный тонус, вести работу, которая раньше называлась пропагандой правовых знаний, что с учетом довольно активных изменений законодательной базы часто помогает избежать правовых конфликтов. В виду специфики Суда мне представляется полезным сочетание научной и практической деятельности.

– Благодарим Вас за интересную беседу!

Наш корр.

Pismo