Интервью с А. Бабенко

Творчество – это то, без чего настоящему художнику невозможно ни жить, ни дышать…

бабенко алексанр интервью ап 4 19 3

Интервью с Александром Бабенко – солистом театра «Московская оперетта», художественным руководителем и главным режиссёром Театра пластики и драмы, актером, танцовщиком, хореографом, режиссёром. Лауреатом первого международного конкурса артистов оперетты и мюзикла им. Народного артиста СССР М. Г. Водяного в г. Одессе, лауреатом Национальной театральной премии и фестиваля «Золотая маска». Дважды лауреатом международного театрального форума «Золотой витязь». Членом Союза театральных деятелей России, солистом московских мюзиклов: «Метро», «Notre Dame de Paris», «Ромео и Джульетта», «Cats», «Маугли», «Монте-Кристо», «Мы одной крови», «Яръ» и др.

В интервью также принимает участие Наталья Сажина, директор Театра пластики и драмы.

 

Корр. – Сталкивались ли Вы в своей деятельности с нарушением авторских и смежных прав на хореографические произведения, их исполнения или постановку?
А.Б. – Слава Богу, лично я никогда не сталкивался, но слышал несколько историй от своих друзей и коллег.

Корр. – Возникали ли у Вас проблемы, связанные с их защитой? Какие наиболее типичные виды нарушений Вы могли бы назвать?
А.Б. – Права на свои постановки я оформлял в РАО и доверял этой организации все время ее существования. В нашей стране о защите интеллектуальной собственности на должном уровне заговорили сравнительно недавно. Раньше все было иначе, поэтому сложилось определенное отношение к данному вопросу.
Очень часто можно встретить открытые человеческие отношения и душевную щедрость. Например, если речь идет о друзьях, коллегах или даже о незнакомых людях, обратившихся с просьбой разрешить использовать те или иные произведения на безвозмездной основе по причине невозможности уплаты авторских отчислений, в связи с непростой экономической ситуацией или сложностями в организации проведения мероприятий какого-либо артиста или целого коллектива (такое часто имеет место). Но данные жесты доброй воли вовсе не означают, что кто-то другой может спокойно брать те же произведения без спроса и использовать их на безвозмездной основе. Если нет прямого разрешения на это, то авторские отчисления платить необходимо. Иначе это не что иное, как нарушение закона.

Корр. – Как Вы полагаете, насколько важно для хореографа знать, кто, то есть какой артист, будет исполнять его произведение? Заинтересованы ли создатели хореографических произведений не просто в получении «авторских отчислений» от их творческого труда, а непосредственно в том, чье исполнение «оживит» на сцене их произведение, а также в возможности осуществления «творческого контроля» над этим процессом?
А.Б. – Конечно же, важно знать, кто исполняет созданные хореографом пластические партии или целый балетный спектакль, ведь от этого напрямую зависит качество всего произведения и раскрытие основной его идеи. В мире искусства далеко не все измеряется деньгами. Деньги – лишь средство к существованию. А творчество – то, без чего настоящему художнику невозможно ни жить, ни дышать. И качество художественного уровня для него важнее всего. Также и для режиссеров имеет огромное значение, кто играет в их постановках после премьерных показов, уже не контролируемых непосредственно режиссером. Бывают такие случаи, что постановщик, увидев свое детище через какое-то время в неузнаваемом для него виде и качестве, требует снять свое имя с афиши. Но запретить спектакль к прокату в подобных случаях, к сожалению, он не может, а производить творческий контроль над своим произведением, поставленным где-то далеко от родного дома, очень непросто, а порой и невозможно, так как опять все упирается в экономику: театры и творческие коллективы обычно не желают оплачивать подобный контроль, да и зачастую не считают это нужным, а постановщикам за свой счет осуществлять его весьма накладно.
И ещё есть одна вопиющая несправедливость: по закону режиссёры за свои творения не получают авторских отчислений.

Корр. – На Ваш взгляд, достаточного ли уровня достигло развитие законодательства в сфере интеллектуальной собственности, в частности – в области хореографического искусства, чтобы можно было говорить об уверенности авторов и исполнителей в том, что их права в должной мере охраняются и в случае нарушения будут должным образом защищены?
А.Б. – В данном вопросе подробностей не знаю, об этом может больше рассказать директор Театра пластики и драмы Наталья Сажина. Я лично очень надеюсь, что законодательство в этом направлении будет совершенствоваться.
Н.С. – Мне кажется, вне зависимости от вида постановки (балет, опера, драма и т.д.), основной проблемой остается некоторая безграмотность как авторов, так и исполнителей в области их прав. Творческие люди могут пустить эти аспекты на самотек, забыть, посчитать неважными, а в итоге столкнутся и с плагиатом, и с разделом проектов. Стремление «договориться» между собой, без привлечения официальных организаций, может быть похвально только при двух условиях: когда необходимо оформить все быстро (к сожалению, и РАО, и пришедший ему на смену «Театральный Агент» грешат определенной неспешностью), и когда это дружеское соглашение все равно оформлено договором.

Корр. – Количество споров, связанных с использованием хореографических произведений и подвергшихся судебному разбирательству, отнюдь не велико. Как Вы считаете, чем это больше обусловлено: отсутствием нарушения в области хореографического искусства, неверием пострадавшей стороны в возможность положительного для нее исхода дела или нежеланием представителей танцевального сообщества «выносить сор из избы» и предпочтением решать вопросы внутри самого сообщества?
А.Б. – Мода на решение абсолютно всех споров в суде пришла к нам с Запада. Там это считается нормой, а у нас по сей день это лишь крайняя мера. Я думаю, что многие вопросы и споры могли бы решаться в досудебном порядке. На мой взгляд, надо стараться всегда так поступать. Нашему человеку такое отношение свойственно.
Н.С. – Я согласна с Александром, что суд – это крайняя мера, но считаю, что «досудебный порядок» у нас может превратиться в банальную перепалку. Как выясняется на практике, люди зачастую просто не смотрят, что подписывают, или же неверно трактуют условия договора. И как итог: «А может, договоримся?..» и начинается ненужное выяснение отношений, мешающее творческому процессу
и отнимающее и силы, и время. Поэтому еще раз скажу: даже если есть разрешение на безвозмездное использование произведения, то оно должно быть обязательно подтверждено соглашением, договором, уведомлением.

Корр. – Поговорим о вопросах, связанных с фиксацией хореографических произведений. Сейчас все чаще говорят о том, что существует большая вероятность утери «хореографического наследия» ввиду того, что произведения хореографов не нашли своего закрепления в материальных источниках. Более того, отсутствие каких-либо записей и нотаций не позволяет доказать свои права в случае возникновения спора. Дайте, пожалуйста, комментарий относительно того, насколько остро сейчас стоит эта проблема и какие, может быть, варианты предлагаются для ее решения? Как обстоит ситуация с нотаторами хореографических произведений: достаточно ли специалистов в этой области?
А.Б. – В наш век эта проблема уходит по той простой причине, что сделать запись своего спектакля не является проблемой вообще. Сегодня даже на обычном смартфоне можно произвести запись, по которой можно впоследствии изучать постановку или переставлять ее на другой коллектив, или же доказать, что это именно ваша постановка, если кто-то попытается оспорить или присвоить себе ваше произведение, хотя бы только потому, что дата видеосъемки фиксируется на носителе. После чего нетрудно доказать, что запись оригинала была сделана раньше, чем запись плагиата.

Корр. – По Вашему мнению, если бы существовала организация, состоящая из представителей танцевального сообщества, которая аккумулировала бы в себе функции по обеспечению сохранения «хореографического наследия», депонирования хореографических произведений, разрешения споров в области защиты авторских и смежных прав на хореографические произведения, их постановки и исполнения и т.п., помогло бы это в решении обсуждаемых проблем? Облегчило бы это взаимодействие между правообладателями и потенциальными пользователями?
А.Б. – Мне трудно поверить, что такое возможно. Да и нужно ли? У нас есть организации, осуществляющие защиту авторских прав, думаю, необходимо им не стоять на месте, а совершенствоваться в знаниях насущных проблем и вопросов, связанных со всеми направлениями их деятельности.
Корр. – Что бы Вы не с точки зрения права, а именно как профессионал в области хореографии могли бы пожелать юристам, занимающимся вопросами правого регулирования отношений, связанных с использованием хореографических произведений? На что посоветовали бы обратить особое внимание?
А.Б. – Я бы им посоветовал по-настоящему интересоваться и увлекаться тем видом искусства, который они планируют защищать, будь то балет, драма, мюзикл или любой другой вид искусства. Тогда им проще будет определить, на чьей стороне правда. А если они не имеют ни малейшего представления о профессии, которую берутся защищать, то смогут ли они восстановить справедливость?

Корр. – Было бы интересно узнать правовую сторону Вашего необычного проекта «Паганини» – спектакля в стиле рок. В этом проекте в театральную постановку органично вплетены произведения групп «Ария», «Мастер» и т. д. Каким образом Вы урегулировали вопрос авторских прав с авторами песен – устное «джентльменское соглашение» или письменный договор? В каких случаях, по Вашему мнению, важно подписание хотя бы типовой формы договора, а в каких можно ограничиться простой договорённостью с авторами, например, в личных сообщениях в социальных сетях или по e-mail?
А.Б. – Как я уже говорил, все мои постановки оформлены в РАО. Это очень удобно, потому что данная организация берет на себя все вопросы, связанные с защитой авторских прав, распределением авторских отчислений и прочее. Случай со спектаклем «Паганини» не исключение, но есть нюансы, и о них уже упомянула наш директор. А мне бы, как режиссеру и хореографу спектакля хотелось бы рассказать о другом: я безмерно счастлив, что мне удалось осуществить давнюю мечту! Поставить в Москве спектакль по пьесе «Легенда о Паганини» Владимира Балашова в интерпретации моего мастера Вячеслава Анисимова (который, к слову сказать, предоставил мне свою инсценировку безвозмездно), а также использовать рок-музыку в драматическом спектакле, и что еще очень важно – решить все вопросы с оформлением разрешения на использование выбранных произведений: пьесы, музыки и ряда песен наших любимых рок-групп. И теперь несказанное удовольствие от живого звучания настоящего тяжелого рока на театральной сцене исполнении группы «Рок-театр» получают не только исполнители главных ролей в спектакле: Дмитрий Бозин, Софья Торосян и ваш покорный слуга, но и абсолютно все члены нашей команды и, конечно же, зрители, посещающие наш спектакль.
Н.С. – В этом проекте у нас существуют обе формы договора: и через РАО (на тот момент еще функционировавшего), и прямые договоры с авторами (уже тогда из РАО вышедшими). Очень надеюсь, что организация «Театральный Агент» сможет правильно построить свою работу, и взаимодействие с исполнителями и авторами будет более грамотным и профессиональным, чем было в последние годы в РАО. Тогда даже самый небольшой проект обретет сценическую жизнь, будет оформлен правильно, вовремя и не увязнет в бумажной волоките.

Корр. – В июле 2000 года, почти 19 лет назад, наш журнал «ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ. Авторское право и смежные права» вышел в свет. Он стал первым специализированным изданием в России, освещающим данную тематику. Какие вопросы, касающиеся тематики нашего журнала, Вы считаете наиболее уязвимыми на данный момент, требующими разъяснения и даже пропаганды знаний среди творческой интеллигенции, людей творческих профессий?
А.Б. – Не нашел таких вопросов. Ваш журнал – лучший помощник для тех, кто желает идти верным
путем в данном направлении, и для тех, кто первый раз столкнулся с проблемами в области авторских прав и ищет ответы на интересующие вопросы, связанные с данной темой. Верная информация, полученная вовремя, помогает избежать многих ошибок и проблем.

Корр. – Благодарим Вас за интересную беседу и за неизменно творческий подход к делу, любовь к своей профессии!
А.Б. – Спасибо вам за ваш журнал! Я считаю, что вы занимаетесь очень правильным делом. Крайне важно не забывать об уважении друг к другу, а значит, ценить труд каждого человека и бережно относиться к нему. А если нет возможности оценить по достоинству талант и труд художника, то хотя бы не умалять достоинств автора и его творений.
Потому я желаю добра, долгих лет жизни и процветания вашему журналу и всем, кто имеет отношение к тому, чтобы он приносил пользу обществу. А еще хочу пожелать удачи, сил, терпения и мудрости всем нашим коллегам и еще сказать: любите и берегите друг друга, цените и уважайте ближних и далеких своих! Храни вас Бог! 

Наш корр.

Pismo