Интервью с Сергеем Терентьевым

Сергей

Нужен ли музыканту юрист?

Интервью с Сергеем Терентьевым

Сергей Терентьев – музыкант, гитарист, автор песен, аранжировщик, звукорежиссер. В разные годы работал в таких музыкальных коллективах, как «Московское время», «Слайды», «Родмир», «Новый Завет», «Гюнеш», «Ария», «Кипелов», GlossyTeria. В 1994 году выпустил сольный инструментальный альбом Up to thirty, который впоследствии переиздавался дважды. В 2003 году после ухода из группы «Кипелов» Сергей основал собственную группу «Артерия». Учитывая большой творческий путь Сергея, а также то, что более десяти лет он работает в журналах «Интеллектуальная собственность», мы решили задать несколько вопросов, касающихся как творчества, так и непосредственно тематики авторского права и смежных прав.

– Сергей, по Вашему мнению, нужно ли музыканту разбираться в вопросах авторского права?
– Любой творческий человек должен знать хотя бы основы авторского права. Это нужно для того, чтобы хотя бы не лишиться своих прав по незнанию. Никогда не подписывать документы, не одобренные вашим юристом. В ситуации, когда рядом нет вашего юриста – не отдавать свои исключительные авторские права, кроме случая с предложением, от которого невозможно отказаться! Все договоры должны анализироваться только профильным юристом! Что касается меня, то, придя работать в журнал «Интеллектуальная собственность», я с большим интересом расширил круг своих знаний, пройдя дистанционный курс ВОИС DL-101 «Основы интеллектуальной собственности» Всемирной организации интеллектуальной собственности (Швейцария, Женева). Это дало мне базовое представление об авторском праве.

– Можете ли Вы дать практические советы начинающим композиторам или обратить внимание на какой-нибудь проблемный вопрос, связанный с созданием произведений?
– Рассмотрим один из таких вопросов – соавторство. Насколько оно неизбежно? Известно, что для создания музыкального произведения необходимы личное пространство, личное время, наличие способностей и таланта, а также технические средства (звуковое оборудование, компьютер, правильно акустически оборудованное помещение; минимальная стоимость профессиональной домашней студии – 1,5–2 млн руб.). Как правило, в большинстве своем домашние студии организовывают независимые музыканты-инструменталисты на собственные средства. Они создают контент (мелодия, гармония, аранжировка, сведение, мастеринг), занимаются поиском исполнителей. Найдя исполнителя, стараются наладить доверительные отношения, то есть создать максимально комфортные условия для создания музыкального контента. Именно на этом этапе происходит самое «интересное» в плане незапланированного соавторства. Например, вокалист предлагает незначительно изменить мелодию, мотивируя это тем, что он чувствует мелодию иначе или ему так удобнее петь. Автор соглашается, а потом выясняется, что вокалист претендует на соавторство. Автор чаще всего вынужден согласиться на соавторство, иначе под угрозой оказывается трудоемкий и, скорее всего, длительный композиторский труд, а также его реализация. Более того, в моей практике был случай, когда о том, что у одной из моих песен появился соавтор, я узнал уже после выхода тиража дисков в свет.
В продолжение темы – ситуация, когда на мелодию, к примеру, написанную вокалистом, сделана гармонизация и аранжировка… При этом вокалист не включает в соавторы своего коллегу, а аранжировка, как известно, довольно часто определяет хитовость и в конечном итоге коммерческий успех произведения. Учитывая тот факт, что мелодия считается первичной в определении авторских прав, хочется сказать о том, что, на мой взгляд, эта тема требует внимательного рассмотрения и доработки в законодательном отношении.

– Бывали ли у Вас какие-то необычные или конфликтные ситуации с концертными площадками, организаторами, радио, телевидением и т. д.?
– Довольно часто концертные площадки просят меня подписать документ об отказе от авторских прав. Суть проблемы заключается в следующем. Российское авторское общество (РАО) с каждого публичного мероприятия собирает вознаграждение, затем эти деньги поступают на счет РАО и после удержания комиссии распределяются между авторами исполненных произведений, если у этих авторов заключен договор с РАО. В тех случаях, когда концертная площадка не имеет заключенного договора с РАО, она рискует попасть на немалый штраф, если все авторы произведений не напишут письменный отказ от сбора вознаграждения в свою пользу. Ситуация ненормальна тем, что артист не хочет испортить отношения ни с организатором мероприятия, ни с площадкой, с которой он надеется долгосрочно сотрудничать, поэтому подписывает этот злосчастный документ – отказ от услуг РАО по сбору средств в пользу автора. В противном случае речь может идти не только о штрафе концертной площадки, но и в целом о сорванном мероприятии и выброшенных организаторами и исполнителями на рекламу деньгах, силах, времени. Срыв/отмена мероприятия также может нанести урон репутации коллектива или исполнителя.
При походе на радио мы обычно заполняем «рапортичку» – список песен, хронометраж, авторство музыки и текста. Не помню, чтобы возникали какие-либо вопросы.
Что касается телевидения, то опыт положительный. Не так давно ко мне обратились за разрешением спеть песню «Потерянный рай» (муз. С. Терентьев, сл. М. Пушкина) в известном конкурсном телешоу. Эту песню люди знают в основном по оригинальному исполнению группы «Ария». Получив мое предварительное согласие, ко мне приехал курьер с исчерпывающим договором, очень грамотным, никак не ущемляющим меня в правах, все условия договора были своевременно выполнены. Мне очень понравился такой опыт взаимодействия и взаимопонимания.

– Работа с договорами – это обязательная часть творческой деятельности?
– Для меня как для музыканта договор есть способ достигнуть консенсуса для получения результата, за которым должно последовать физическое или цифровое воплощение реализации контента. Учитывая тот факт, что музыкальное, или аудиовизуальное, или какое-либо еще произведение создавалось, как правило, при участии нескольких авторов (как минимум – это автор музыки и автор текста), требуется согласование и подписание соответствующих договоров, позволяющих коммерческую реализацию произведений на физическом носителе и/или их монетизацию в виртуальном пространстве. Неоднократно, кстати, сталкивался с ситуациями «присвоения» моего авторства сторонними компаниями. Например, я выкладываю на официальный YouTube-канал моей группы «Артерия» какой-либо оригинальный контент – чаще всего это смонтированные лично мной видеоролики с концертных выступлений. Работу со звуком в этих работах тоже осуществляю я. При попытке включить через какое-то время монетизацию YouTube выдает информацию, что я нарушаю чьи-то права. И тогда мне приходится отправлять разъяснительные письма, доказывая, что я не верблюд, а истинный автор и правообладатель.

– Работа Вашей группы «Артерия» регламентируется какими-то документами или просто «собрались, порепетировали, записались, выступили, издали альбомы»?
– У нас с 2007 года существует Договор творческого союза. Позже этот договор был приведен в соответствие с новыми правовыми нюансами с учетом изменения законодательства. На мой взгляд, такой договор необходим в любом творческом коллективе. Это не какой-то жесткий документ с условиями, а, скорее, договор намерений, где указано, с какой целью создан данный творческий союз и что необходимо делать музыкантам в целях развития данного союза. Это также очень облегчает жизнь при заключении договоров от имени группы – право подписи от всей группы закреплено за мной как за создателем и руководителем коллектива. То есть при необходимости передать материал издателю по договору или напечатать на заводе тираж дисков издатель/завод должны удостовериться, что нами не будут нарушены права третьих лиц. Я выступаю гарантом чистоты прав на контент, художественное оформление и т. д. Примеров может быть много, но один из них хотелось бы рассмотреть подробнее. Краудфандинг («народное финансирование») – способ собрать средства, допустим, на запись музыкального альбома. Учитывая, что средний бюджет для записи в РФ, микширования и мастеринга альбома в десять треков составляет примерно 500 000–600 000 рублей, нужно приложить максимум усилий, чтобы собрать такие средства за пять-шесть месяцев. При этом лидер (руководитель) проекта должен быть уверен в том, что коллектив стабилен и что на период краудфандинга не придется заниматься поисками замены для покинувшего коллектив музыканта со всеми вытекающими из этого последствиями в виде увеличенного количества репетиций, чтобы коллега освоил и новый музыкальный материал, который предстоит записывать в студии, и концертную программу. Плюс ко всему – придется заново сделать фотосессию коллектива в обновленном составе. В общем, получается, что коллектив некоторое время «буксует» на месте, а может быть, и откатывается назад, вместо того чтобы заниматься краудфандингом и записывать в студии новый материал. В результате совершенно логично, что руководитель творческого коллектива предлагает подписать коллегам Договор творческого союза, в котором коллектив доверяет руководителю действовать от имени участников и обязуется в определенные сроки выполнить работу, которую и определил сам творческий союз. По большому счету, вышеназванный Договор в суде не имеет никакой юридической силы, но сам факт его подписания участниками дисциплинирует, а в случае нарушения его условий – помогает напомнить о существующих договоренностях.

– Вы сотрудничаете с цифровыми площадками, агрегаторами? Или больший упор делаете на выступления и выпуск физических носителей?
– Учитывая тот факт, что в условиях пандемии концертная деятельность практически всех творческих коллективов в данный период времени свелась к нулю, источником дохода для создателей оригинального контента стала цифровая дистрибуция. Аудио-, видео- и фотосервисы стали практически единственным способом заработка для творческих людей. С одной стороны, творческие коллективы лишились концертного заработка. С другой стороны, в отсутствие живых выступлений выросли цифровые продажи и просмотры контента на разных цифровых площадках. Можно предположить, что мы наблюдаем переход в новую культурную реальность,
где нет непосредственного контакта артиста и публики. В будущем или даже уже в настоящем мы видим онлайн-концерты и онлайн-спектакли. Учитывая такую тенденцию, смею предположить, что начнут появляться новые формы искусства, использующие все виртуальные изыски со всеми вытекающими из этого последствиями.
Об агрегаторах. Агрегатор – это компания, работающая на рынке мобильного контента, занимающаяся установлением множественных договоренностей с отдельными контент- и сервис-провайдерами, а также с операторами связи для облегчения процесса организации доставки мобильного контента его потребителям – абонентам мобильной или фиксированной связи (из Википедии). Есть категория музыкантов-композиторов, которые предпочитают взаимодействовать с ключевыми цифровыми площадками самостоятельно, таким образом сэкономив на услугах агрегатора (как правило, агрегатор оказывает свои услуги за 30–50% от собранных от контента средств). На мой взгляд, это длинный путь к успеху, который все равно рано или поздно закончится сотрудничеством с агрегатором, так как самостоятельно охватить все возможности реализации контента малореально. Далеко не все цифровые площадки готовы работать с артистом напрямую.

– Были ли какие-то нарушения Ваших авторских прав, которые особенно запомнились?
– Отрицательный/положительный судебный опыт, касающийся авторского права, есть, конечно. Например, однажды я был приглашен юристом, который несколько лет защищал мои интересы в суде (авторское право и смежные права), на заседание суда относительно нарушения моих авторских прав. Я согласился присутствовать. Мною двигало любопытство – кто эти люди, цинично нарушающие мои права? Я просто хотел их увидеть и узнать, почему они это делают...
Моему удивлению не было предела, когда нанятые моими ответчиками дипломированные «специалисты» по авторскому праву, задав мне несколько вопросов с позволения судьи относительно сочиненного мной и записанного обсуждаемого произведения, сообщили суду, что данное произведение не имеет художественной ценности и что предъявленный иск ничтожен. Предметом иска был нотный сборник c текстом песен, при этом текст, ноты мелодии и обозначения аккордов были напечатаны с минимальными несоответствиями с оригиналом. Все это создавало впечатление, что мое авторство здесь ни при чем. Понятно, что сходство было очевидно, но при помощи умышленно допущенных неточностей в нотах мелодии и пары неверных аккордов ответчик пытался уйти от ответственности за нарушение авторских прав. Затем «специалист» ответчика задал вопрос о том, нажимал ли я на кнопки во время фиксации своей музыки и, получив утвердительный ответ, торжественно провозгласил, что данное произведение – продукт автоаккомпанемента, который умеют воспроизводить многие синтезаторы. Тем не менее, суд вынес решение в мою пользу. Вывод: чем популярнее произведение, тем больше оно нуждается в юридической защите.

– Рынок физических носителей сильно просел, к тому же появилось множество сервисов и соцсети, где можно слушать музыку. Нет ли смысла отказаться от издания дисков?
– Мы знаем, что люди по-прежнему коллекционируют диски. На каждом концерте некоторые зрители обязательно подходят к исполнителям, чтобы получить автограф на диске. Другой вопрос – кто именно издает релиз? В данный момент мы ожидаем выхода очередного физического релиза – это концерт-презентация нашего альбома ZNAKИ. На этот раз мы решили обратиться к издателю, сейчас это наиболее подходящий вариант для нас.
До 2014 года мы сотрудничали только с издателями. Третий и четвертый номерные альбомы «Артерии» издавали сами, собрав деньги посредством краудфандинговой площадки Planeta.ru.
Сегодня автор, к примеру, музыкального произведения, создав свой контент и имея желание его издать на физическом носителе, стоит перед выбором – издаваться самиздатом или обратиться за этими услугами к потенциальному издателю (Lable). Это осознанный и ответственный выбор. В первом случае обладатель контента сохраняет все свои права на созданные им произведения, но самостоятельно несет материальные затраты на реализацию физического носителя и его реализацию в торговой сети, если сети это вообще будет интересно... Во втором случае автор, избегая затрат на изготовление физического носителя и издержек, связанных с реализацией носителя в торговых сетях, вынужден идти на условия потенциального издателя – отдать издателю практически все свои права на контент, кроме исключительных (в случае компетентности автора контента). Но чаще всего так называемый типовой договор предлагается подписать на очень невыгодных условиях. По умолчанию издатель хочет взять все и сразу. Именно поэтому мы всегда внимательно изучаем договор с юристом, а при необходимости – и не с одним, и вносим необходимую правку для того, чтобы сотрудничество было взаимовыгодным.

– В 2020 году исполнилось ровно 20 лет нашему журналу «Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права». По аналогии с физическими носителями в музыке, как Вы считаете – бесплатные статьи в интернете способны заменить подписные издания журналов на бумажном носителе?
– Однозначно нет, не заменят. Все это проходили и мы сами, и наши коллеги. В интернете по большей части выкладываются довольно поверхностные материалы, зачастую просто ликбез для начинающих. Почерпнуть серьезные знания или надеяться на то, что ваш конкретный запрос будет исчерпывающе изложен – маловероятно. Именно поэтому специалисты разных профессий обычно выписывают профильную литературу, в которой практикующие специалисты делятся своим опытом, держат руку на пульсе профессии, изучают и освещают судебную практику... Многие специалисты любят работать именно с «бумагой» – делают закладки, заметки на полях, выделения маркером нужных моментов в статьях. Если же человеку нужна будет проработка конкретного запроса, возможно специфического, то разумно не тратить время в надежде на то, что попадутся какие-то статьи и заметки в интернете, на которые можно опереться в решении вопроса, а для начала промониторить, что по этой теме было опубликовано в профильных научных изданиях. Затем при необходимости обратиться к практикующему специалисту за консультацией.
Пользуясь случаем, хочу поздравить читателей журнала, а также своих коллег по объединенной редакции журналов «Интеллектуальная собственность» с юбилеем журнала «Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права»! 

Беседовал наш корр.

Pismo