МЫ ТРЕБУЕМ ТОЛЬКО ОДНОГО: УВАЖАЙТЕ НАШИ ПРАВА!

Интервью с музыкантами рок-группы ROYAL HUNT.

ROYAL_HUNT

(«Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права», № 7, 2012)

 

Royal Hunt (в пер. с англ. – «Королевская охота») – англоязычная рок-группа из Дании, основанная в 1989 году Андре Андерсеном (Andre Andersen), сыном корреспондента из Дании, аккредитованного в Москве, и советской актрисы театра им. Ермоловой. Группа получила известность, главным образом в Европе и Японии, в середине 90-х.

Состав несколько раз претерпевал изменения. В 2011 году по многочисленным просьбам поклонников и промоутеров по всему миру произошло воссоединение с бывшим вокалистом ДиСи Купером (DC Cooper). После выхода 11-го студийного альбома Show Me How To Live, ROYAL HUNT посетили Россию в рамках мирового тура, посвящённого 20-летию группы, и мы с удовольствием воспользовались возможностью пообщаться с этими прекрасными музыкантами.

 

– У ROYAL HUNT довольно большая дискография и видеография. Торренты, социальные сети, файлообменники вытесняют CD/DVD. Насколько в Дании ощущается «вымирание физического носителя»?

DC Сooper: На самом деле, это происходит повсеместно. Мы с Андреем начинали работу еще в то время, когда все релизы выходили даже не на дисках, а на компакт-кассетах. То, что мы видим сейчас, – это прогресс, и развивается он в нужном направлении. Главное здесь найти правильный баланс между промоушеном, распространением информации и, повозможности, скорректировать эти пути.

André: Дело в том, что некоторые поклонники не сов сем понимают, каким образом вся эта система функционирует. Они по-прежнему считают, что если они скачали файл или взяли CD и его распространили (размножили), то ничего особенного не произошло. Ну, подумаешь, послушал кто-то, удовольствие получил... Если бы это было так, то у нас бы проблем абсолютно никаких не было. Да получайте удовольствие сколько хотите! Дело в том, что у нас совершенно другая система: мы работаем с определенными компаниями. Они каждый год делают стейтмент и устанавливают: «ROYAL HUNT продали столько-то пластинок. В соответствии с количеством проданных пластинок их бюджет будет такой-то». И бюджеты, это ни для кого не секрет, с каждым годом уменьшаются. Неважно, кто ты – Metallica, ROYAL HUNT или какая-то другая группа. Мы не призываем фэнов покупать пластинки или не скачивать альбомы – пусть делают что хотят. Главное, что они должны иметь в виду одно: они сами решают, будут альбомы или не будут. Не захотят – не будут. Вот и все.

 

– Некоторые российские музыканты приняли пиратство и торренты как данность и даже рады такому «бесплатному промо» – как возможности. Они искренне верят в то, что таким образом об их творчестве узнает много людей. Каково ваше мнение на данный счет?

André: Я могу сказать, что это абсолютная чушь, если позволите так выразиться. Давайте разберем такой пример. Группа записала демо и выложила его в Интернет. Здорово! Все скачали, всем понравилось, все в восторге. Группа записала альбом. Все скачали, понравилось: «Звук отличный, играете здорово!». Группа села в студию, записала следующий альбом и... все то же самое. Нет какого-то «возврата», диски не покупаются. Но, простите, группе нужно на что-то записываться, делать дело, за которое впоследствии она получит какие-то деньги для существования. Потому что альбом записывается, допустим, на протяжении шести месяцев, и какое-то вливание денег должно происходить. Если мы видим такую вот ситуацию, то ничего не происходит. Всем нравится, все скачивают, все довольны, но группа не получает ничего. И, кстати, промо, записанное на каких-то инструментах – это все хорошо, но покажите мне хоть одну команду, которая из ничего превратилась во что-то и стала собирать стадионы, исключительно благодаря промо на инструментах.

DC Сooper: Вряд ли я смогу особо что-то добавить, я солидарен с André в этом вопросе. Ты можешь петь в душе, на кухне... Но есть большая разница между тем, что ты записываешь в студии, и тем, что ты что-то делаешь дома. Да, ты можешь выложить это на YouTube, народ послушает и скажет: «Здорово!». А дальше-то что? Должен быть какой-то выход, определенный опыт того, что ты делаешь. Да, есть какие-то группы, которые, может быть, становятся чем-то большим, но это все на непродолжительное время. Я лично знаю одного человека, который был очень хорошим гитаристом, и теперь он работает на студии в Лос-Анджелесе, и это – «потолок». Возвращаясь к вашему вопросу, скорее всего, это происходит потому, что люди просто не знают, как выживать, что такое находиться в туре месяц, два... То есть это все промоушен, что не принесет скачивание в Интернете.

 

– Сейчас у множества людей есть фотокамеры типа Canon Mark II, способные снимать качественное HD-видео. В России немало официальных видеоклипов снимаются именно на них. Возможностей пробиться и развиваться вроде бы стало больше. Но на самом деле, проектам, не имеющим мощного финансирования, практически нереально попасть в ротацию на радио и ТВ. Все заканчивается публикацией видео на YouTube и в социальных сетях. Судьба аудио нередко та же. Какие методы, по-вашему, наиболее эффективны для промотирования творческих продуктов (видеоклипы, песни, альбомы)?

DC Сooper: В первую очередь, таким музыкантам я посоветую не выкладывать это в Интернет, потому что не будет никакого выхода. Вот вчера у нас был концерт. И что мы видим? Молодого человека, который что-то снимает, прыгая при этом. Да, формально это хорошее видео, HD-качества. После каждого концерта мы выходим в Интернет и смотрим то, что было выложено – насколько это видео хорошее или плохое: свет, звук, картинка... И мы просто блокируем те моменты, которые, на наш взгляд, недостаточно хороши. Потому что плохой промоушен хуже, чем вообще его отсутствие.

André: Я смотрю на это таким образом. Не смотрю никакие YouTube-клипы и вообще стараюсь держаться подальше от Интернета. Что там выкладывают и каким образом, меня, честно говоря, мало интересует. Я просто хочу сказать, что во всей этой дискуссии (будь то выкладывание на торренты или YouTube) мне кажется это в какой-то степени парадоксом именно в России, потому что на сегодняшний день, да и в последние годы, население России очень серьезно и внимательно смотрит на свои права. На то, каким образом в этой стране работает демократия. Насколько я понимаю, сейчас очень активное оппозиционное движение поднимается. Но мне кажется, что многие люди, которые сетуют на недостаток вот этой демократии, на то, что к их голосу не прислушиваются, забывают одну элементарную вещь, что основа всего этого – это право выбора. Я слышал по радио, что сейчас люди возмущаются, что у них отобрали голоса, право выбора каким-то образом... У нас отбирают право выбора. Я никому не давал права выкладывать наши видео или нашу музыку в Интернет. И тут не идет вопрос о том, что я хочу, чтобы мне за это заплатили какие-то огромные деньги. Дело не в этом! У меня отобрали право выбора. Ведь я, например, мог бы сказать, что мы сделали какие-то дополнительные две песни, которые не вошли в альбом, и я их выложу в Интернет. Сам. Я никому не давал право распоряжаться тем, что я создал. И у меня это право воруется каждый раз, когда что-то выкладывается в Интернет, не спрашивая моего разрешения. И я считаю, что это – нарушение каких-то основных человеческих принципов в данной ситуации. И меня удивляет, что многие обычные рядовые люди, которых волнуют абсолютно те же вещи, что и меня, не понимают, что таким образом они нарушают мои основные права. Идут разговоры об авторских правах, об отчислении... Это все – десятое! Это все неважно. Нарушаются мои права как человека, который создал вот это все. Вот это абсолютное пренебрежение меня возмущает. Это – этическая сторона вопроса. Мы работаем, и никого не касается, каким образом мы зарабатываем деньги. Каким-то образом мы это делаем. Мы у вас ничего не требуем. Мы не требуем, чтобы каждый раз, когда вы вышли в Интернет и нажали кнопку, чтобы послушать ROYAL HUNT, вы заплатили нам деньги. Мы ничего этого не требуем. Мы требуем только одного: уважайте наши права! Мы сделали то, что мы сделали. И дайте нам возможность этим распоряжаться.

 

– С появлением мp3 большинство пользователей так привыкли к этому удобному сжатому формату, что перестали придавать значение качеству звучания, которое музыканты традиционно добиваются для CD-аудио. Получается, что многие музыканты работают в хороших студиях, используя дорогостоящее аналоговое оборудование, и все ради того, чтобы прекрасный результат пользователь сжал кодеком mp3 и скопировал в плеер. Хотелось бы узнать ваше отношение к данной ситуации.

André: Маленькая ремарка (смеется): вы можете смотреть порно, а можете заниматься любовью с настоящей прекрасной женщиной. Вот в чем разница!

DC Сooper: Вы пытаетесь услышать наше мнение относительно mp3, Интернета? Каким образом это влияет на музыку и на музыкантов и т. д.?

André: Почему-то сегодня стало считаться моветоном, когда музыканты отзываются негативно об Интернете. «Ах! Они такие антидемократичные! Такие ужасные! Только о своем кармане и думают!» Да при чем здесь это?! Музыкант не сидит и не думает о своем кармане. Он думает о том, чтобы ему дали возможность заниматься тем, чем он занимается. Вот вы выходите на работу. И первого числа месяца вам – бац! И переводится какая-то сумма – оплата вашего труда. Вы не волнуетесь, пошли и заплатили за квартиру, газ и т. д. А музыканты почему-то в общественном мнении должны питаться воздухом! Они должны существовать в каком-то вакууме. А у нас те же самые проблемы, те же самые бюджеты от наших компаний, те же самые расходы, что и у вас. И я слышал сотни предложений от людей, которые не занимаются музыкой, мнения, как мы должны себя вести. А вот если музыканты хотят зарабатывать, они должны все время ездить в туры. Я не знаю, сколько вы сегодня платите за билеты, но как вам нравится: сейчас начался тур группы Van Halen в Америке. Самый дешевый билет – $350. Вы что думаете, к вам это не придет?! И у вас будут такие же цены! И они будут все выше и выше с каждым годом... Почему? Потому что те компании, которые выпускают группу в тур и которые оплачивают и группу, и их автобусы, их технический персонал и т. д. – будут с вас драть больше и больше. Поэтому напрасно люди думают, что, сэкономив 10–12 долларов на пластинке, они что-то выиграли... В данный момент, может, и да. Но в конечном итоге что вы скажете? «Я не буду больше на концерты ходить!» – Хорошо! Не ходите на концерты, не смотрите фильмы, не ешьте, не пейте... С вас все равно это возьмут! То, что мы видим сейчас – гигантский рост цен на билеты. И это будет продолжаться. И это не из-за того, я подчеркиваю что музыкант получает больше. Просто компании не получают своих денег с компакт-дисков. И они, естественно, будут это компенсировать за счет билетов. На майках, на чем только смогут – но они свое получат. Вот и все.

 

– Нередко на форумах всерьез даются негативные оценки звучания того или иного альбома, притом что зачастую обсуждаемая копия скачана с торрента в низком битрейте, и оценивать подобные файлы все равно что выбирать парфюм, надев противогаз. Вы интересуетесь тем, что пишут о вас в интернет-форумах и других ресурсах или просто не обращаете внимания на мнения слушателей?

DC Сooper: Могу сказать, что мы не занимаемся подобными вещами. Нам глубоко все равно, кто и что говорит и пишет по поводу наших выступлений. Когда мы выступаем на сцене и занимаемся творчеством, мы знаем, где мы облажались, если мы это сделали (прим. ред.: от сл. «лажа», «лажать» – фальшивая нота, неверно сыгранное или плохо исполненное произведение). Помню смешной случай с прошло годнего концерта. Некий молодой человек стоял рядом со сценой, напротив клавишных инструментов. Он весь концерт снимал видео на маленькую камеру: сам с собой пел, прыгал и т. д. После всего этого он начал говорить, что звук вокала у вокалиста был плохой, но... простите! Он же сам в этом виноват! Во-первых, после того как он посмотрел это видео, он услышал только себя на фоне клавишных, и, естественно, это было ужасно. Мы знаем, как мы звучим и как делаем свою работу. А делаем мы ее хорошо. И поэтому стараемся вообще не обращать внимания на то, что говорят о нас в прессе, в Интернете и т. д.

 

– Вы предпочитаете отслеживать вопросы, касающиеся авторских и смежных прав самостоятельно или поручаете это своим юристам? И считаете ли необходимым для людей творческих профессий – музыкантов, фотографов, художников и т. д. иметь хотя бы базовые знания в области интеллектуальной собственности, в частности – авторских прав.

André: Я считаю, что каждый должен знать свои права, владеть элементарными знаниями. Но если мы говорим о творческой деятельности, то хочу сказать, что у нас есть менеджеры, есть юристы, которым мы можем поручить это все.

Касательно вашего вопроса, могу привести один маленький пример. Южная Корея. В прошлом году – 36-е место в мире по продаваемости музыки, альбомов. После этого правительство принимает решение об изменении законодательства. Они вводят ограничение по поиску бесплатной музыки в Интернете. Как это работает? Вы вводите в поисковую строку в Google запрос: ROYAL HUNT Free download («ROYAL HUNT свободное скачивание»). И... стоит запрет. Ответственность за это несет Google. Что мы можем видеть сегодня? Одиннадцатое место по продаваемости альбомов! Многие считали, что такого быть не может и работать это никогда не будет. Но это работает, и мы это видим. Единственное, о чем мы хотим сказать, с нашей точки зрения, как музыкантов: у нас у всех есть права. Верните нам наши права, чтобы мы смогли заниматься тем, что мы делаем, и что-то получать за это. У вас есть право, есть какие-то способности. Вы можете быть журналистом, переводчиком, фотографом, режиссером... У вас есть базовые права продавать результаты своей творческой деятельности за ту сумму, которую вы считаете нужной. Кому и где вы считаете нужным. А мы просто хотим, чтобы нам вернули наши права. Вот и все.

DC Сooper: Я полностью согласен с André. То, что происходило не так давно, когда наши фанаты – те, кому нравится наша музыка (я не беру во внимание тех людей, которые действительно любят и поддерживают нас), нажимали в Интернете на поиск, получали возможность свободного скачивания и наслаждались этим. Сейчас, когда постепенно начинает вводиться какая-то плата за отдельные треки ($0,99) или полностью за альбом ($15), они считают это ущемлением своих прав. Но ведь это не так! Очень часто, когда мне приходится беседовать на  эту тему с людьми, я задаю вопрос: «Чем ты занимаешься в жизни?» – В ответ: «Тем-то». Я говорю: «А вот теперь иди и занимайся этим полгода бесплатно». – «А с какой стати?!» – отвечают мне. И этим вы ущемляете наши права точно так же, потому что мы тоже работаем, тоже хотим зарабатывать.

 

– Благодарю за интересную беседу!

André: И вам спасибо. Я даже не ожидал, что такой журнал есть об авторских и смежных правах, да еще и на русском языке!

 

Беседовала Н. Терентьева.
Благодарим за помощь в организации интервью Олега Дубоносова и Марину Клочкову


Pismo