МАРГАРИТА ПУШКИНА: НАДО УВАЖАТЬ СЕБЯ…

Интервью с поэтессой.

e88bbeee0ffe

(«ИС. Авторское право и смежные права», № 11, 2006)

 

Центр Москвы. Пятница. Старый друг везет меня к легендарному человеку, поэтессе, чью «легкую походку» в переулках рок-тусовки знает «каждая собака». Равно как и ее имя – Маргарита Пушкина…

…Заходим в квартиру. Нас встречает улыбкой женщина, и мне кажется, что я знакома с ней много лет. Я знаю, о чем хочу спросить ее, но привычный формат интервью кажется неуместным… Нет кабинетов, нет офисов, нет деловых пиджаков и… даже рваных джинсов – тоже нет! Джинсы на самом деле были, и даже рваные, – просто дырок было не видно! Зато есть необычное «теплое» ощущение легкости общения. Мы общались как старые рок-н-рольщики. На кухне, за чашкой чая. Те, кто постарше, знают, «кухня» – это не помещение, а «состояние души».

Чтобы перечислить творческие достижения Маргариты Пушкиной, не хватило бы и целого журнала. Изучая ее творческий путь, испытываешь ощущение, что она писала стихи еще для динозавров (те, для кого она начинала писать, уже стали рок-динозаврами), но при встрече с ней понимаешь, что перед тобой – мудрая, но бесконечно молодая женщина (по-другому и сказать не могу). И очень талантливая. Особенная. Однозначно.

 

– Вы никогда не стоите на месте: работаете над собственными книгами, оформляя их авторскими рисунками, пишете тексты песен, участвуете в музыкальных проектах. Не так давно вышел альбом «Мастер + Margenta», в апреле этого года – «Артерия»… Уверена: люди в основном знают Вас по работе с группой «Ария», но не слышали песен групп «Автограф», «ЭВМ» и др., написанных на Ваши стихи. За долгие годы работы Вами создано невероятное количество ярких произведений. Не было ли у Вас желания выпустить CD-сборник?

– Желания авторов не всегда совпадают с желаниями издателей. Права на каждый «продукт» принадлежат какой-то фирме-издателю, и не так просто решить вопросы с переизданием отдельных композиций. Получение разрешения у авторов музыки, издателей – занятие довольно скучное и изнурительное. У моего литературного агента была такая идея, и у меня были мысли издать, скажем, сборник баллад. Но пока это остается на уровне страстно ЖЕЛАЕМОГО.

 

– Не секрет, что Вам близка психология хиппи. Возникает вопрос: что Вам по жизни ближе – внимательно следить за тем, чтобы не нарушали Ваши авторские права, или же Вас не тяготит пиратство и, напротив, нравится, что Вас «пиратят», поскольку это говорит об интересе публики и контрафактные копии «идут в народ», к тем, для кого материал создавался?

– По поводу близости «философии хиппи» – явное преувеличение. Хотя все мы в душе «немножко хиппи». Правда, многие об этом не подозревают. Вообще-то в чем-то я остаюсь все же приверженцем «хиппизма калифорнийского розлива», ордотоксом…

…Пиратство – на самом деле довольно интересное явление, неотъемлемая часть нашей жизни. У меня такое ощущение, что борьба с пиратством, контрафактом – это забавная игра, по-настоящему с пиратством никто не борется. Может быть, в нем заинтересованы некие серьезные, влиятельные структуры. Ведь Россия – страна странная, фантастическая! Значит, здесь возможно все. Зарисовка из жизни: возле станции метро три или четыре прилавка с «видеопираткой». Подходят служители порядка, которые по закону должны были бы эти точки прикрыть, набирают себе стопку фильмов и благополучно уходят, чуть ли не взяв под козырек продавцам… Такова взятка (в прямом и переносном смысле) за спокойную торговлю контрафактом. Да что лукавить! Я и сама покупаю пиратские видеокопии кинофильмов «одноразового просмотра», лицензионные DVD весьма дороги для такого вида развлечений. Но записи концертов, скажем, любимых мною рок-классиков я всегда покупаю в легальном видеобутике.

Поражает оперативность музыкальных пиратов, которые очень быстро заполняют рынок теми сборниками, о которых авторы песен только мечтают… Стоило бы официальным фирмам поучиться у пиратов быстроте и расторопности.

Иногда, правда, приходится обращаться в суд, если нет сил терпеть произвол контрафактников и запасы юмора истощаются. Несколько таких дел мы с музыкантами выиграли… Бывают неприятные разбирательства и с издательствами, выпускающими нотные сборники. Например, одно издательство в Ростове-на-Дону выпускает наши песни: человек пишет аккорды, адаптируя давно записанные и исполняемые песни групп «Ария» и «Кипелов» для игры на гитаре, а ростовские юристы всерьез утверждают, что именно этот человек и является полноправным автором! Не музыканты, создавшие эту музыку, не я, написавшая тексты, а ОН – автор! Смешно… Причем в этом сборнике песен двести – и Розенбаум, и «Любэ», и Макаревич… Думаю, что если эти люди тоже скажут свое веское слово, то издательству явно не поздоровится.

Есть и другой, довольно курьезный, опыт. Несколько лет назад я выпустила альбом «Отлетались» ограниченным тиражом. И в Интернете мне написали: «Друзья утверждают, что приобретенный мною альбом – это оригинал. Но на нем нет никаких выходных данных. А у нас в Минске продается такой же, но со всеми выходными данными. Какой же из них подлинный?». А подлинным был тот, на котором ничего не указано, потому что я выпустила его на свои деньги, пошутила под Новый Год, дарила его направо-налево. Я не держу зла на тех, кто скопировал этот диск. Слушают люди, покупают – и хорошо. А что делать с пиратством… Судебная система недостаточно созрела для такой борьбы, в большинстве своем судьи не владеют достаточными знаниями в области авторского права и смежных прав. Не последнюю роль в принятии судебных решений может играть и то, в хороших ли отношениях судья с адвокатом…

 

– Из года в год Вы создаете «нетленки», которые многие поют, не всегда зная о том, кто именно написал слова этих песен. И при этом находятся «критики» (особенно среди подростков и людей, которые сами в жизни ничего не создали), которые то и дело пытаются рассуждать о том, что «Пушкина исписалась» или «слишком ушла в сторону» от той или иной «роковой» темы. Вы обидчивый человек? Ранимый? Как Вы воспринимаете подобные высказывания?

– Лет пять–десять назад я очень болезненно реагировала на подобные высказывания. В юности я, может, «лицо набила бы», а сейчас к таким критикам отношусь гораздо спокойнее, с юмором. Творчество – процесс стихийный, непредсказуемый… Есть ремесленники, которые «шлепают» тексты или музыку как блины. Машина эдакая штамповочная – шлеп-шлеп-шлеп… И что бы там ни было в атмосфере, что бы ни происходило в стране, в квартире… Они шлепают и клепают! Я не вхожу в клан таких «штампующих» людей. Возьму на себя смелость сказать, что я – все-таки человек творческий, а значит, подверженный взлетам и падениям. Бывают моменты, когда писать просто НЕВОЗМОЖНО! Когда дышать-то трудно… После смерти моих родителей меня словно замуровали в бетонной стене. Одно дело – смерть в песнях, придуманных историях, другое – смерть близких и любимых на твоих глазах… Привычный мир рухнул… Кто-то прокричал бы об этом на весь мир, а я ушла в молчание.

Я «исписалась» для тех, кто остался в другом измерении, на самом деле я просто «перешла на другой уровень». Далеко не все люди это поймут. МЕНЯ перестало интересовать то, что интересует ИХ. И поэтому существовавший раньше контакт прервался. Возьмем, к примеру, сольный альбом В. Кипелова «Реки времен», где песни выражают переживания «взрослого мужчины». Не каждому подростку такие темы интересны. Что для подростка одиночество взрослого человека? Да и вообще, как говорили когда-то, «не верь тому, кто старше 25!». Любой творческий человек… как правило, одинок. Ведь все, что есть помимо творчества, отвлекает. Именно так говорил любимый мною Леонардо да Винчи.

 

– В апреле этого года вышел второй альбом группы «Артерия» – «В поисках новой жизни». В него вошли некоторые песни, написанные Вами и Сергеем Терентьевым и ранее исполнявшиеся группой «Ария». Я услышала ряд неточностей в тексте (различия между старой и новой версиями). Подобные вещи согласовываются с Вами лично или Вы всегда «доверяете» соавторам и позволяете им вносить некоторые незначительные коррективы самостоятельно?

– Хотелось бы, чтобы все согласовывали, но, к сожалению, так получается не всегда. Во время работы над последним альбомом группы «Ария» окончательные версии текста я узнавала у Виталия Дубинина (бас-гитарист группы, основной композитор. – Прим. ред.). У музыкантов свои понятия об этике. Часто я прошу присылать мне окончательный вариант, чтобы быть в курсе того, что там вообще получилось. Я расцениваю это как НЕУВАЖЕНИЕ. Если мне доверяют писать тексты, последнее слово все же должно быть за мною. К счастью, в этом плане я не конфликтный человек. Знаю, ЧТО ТАКОЕ музыканты! Поэтому стараюсь относиться ко всему спокойно, но на своем сайте (www.margenta.ru) вывешиваю первоначальные варианты текстов.

 

– В советские времена авторы получали неплохие отчисления за исполнения своих песен в ресторанах и т. п. заведениях. Как обстоит дело сейчас? Ведь сегодня так много клубов, где исполняется рок-музыка, для которой Вы сделали подавляющее большинство своих работ.

– В советские времена система выплаты гонораров вообще была отлично налажена. Сейчас РАО (Российское авторское общество. – Прим. ред.) снова борется за «железный» порядок. Хотя музыканты иногда сами хитрят – неправильно заполняют рапортички с перечнем исполненных песен и т. д. Должна сказать, что В ТЕ САМЫЕ ВРЕМЕНА, которые сейчас принято ругать, я как начинающий автор за счет отчислений за исполнение песен с моими текстами жила совсем неплохо, гораздо лучше, чем сейчас, когда эти песни поют стадионы… Система контроля работала очень четко. Сегодня имеют место случаи, когда организаторы концертов заставляют музыкантов писать отказ от получения гонорара по рапортичкам, лишь бы самим больше денег заработать. Бывает и такое: директор выступившей группы заполняет все необходимые документы, но чиновнику, следящему за правильностью выполнения процедуры, те же организаторы концерта дают сто долларов, и рапортичка никуда не идет, или же сообщают значительно заниженные цифры о количестве проданных билетов и заполняемости зала. А если бы таким, как я, платили клубы, где выступают исполняющие наши песни коллективы, то у нас, наверное, давно были бы чудесные виллы в Майами. Но, видимо, клубы не считаются концертной площадкой, и деньги получают только исполнители, но не авторы. Хотя… Ведь в рок-музыке чаще всего и музыку и тексты пишут сами музыканты. И есть только несколько таких «аномальных явлений», когда работают поэты «по найму».

 

– Многие люди обожают вешать «ярлыки». Сейчас наблюдается странная тенденция: если автор не следит за своими правами, то он «творческий человек», а если НЕ ПОЗВОЛЯЕТ нарушать свои права, несанкционированно наживаться на своем творчестве, то он уже «скандалист». Вы сами вникаете в вопросы защиты авторских прав или доверяете это юристам?

– У меня этими вопросами занимается человек, юридически подкованный. При необходимости он подключает команду серьезных адвокатов или юридическую группу и работает вместе с ними. Честно говоря, были даже звонки от моих хороших знакомых, которые после серии судебных разбирательств по контрафактным альбомам группы «Кипелов» говорили: «Ну что за сутяжничество? Чем ты занимаешься?». Я им объясняю: без нашего ведома вышел целый альбом, а это – нарушение наших авторских прав! Это – контрафакт. Значит, надо все это «проглотить»?! Люди получают от этого прибыль, прекрасно себя чувствуют, а права просто внаглую нарушены! Существует Закон. Мы – законопослушные граждане. Если мы платим налоги (а я исправно плачу налоги), все соблюдаем, почему мы не можем защитить свои права? Не понимаю тех, кто вменяет мне в вину то, что где-то в каком-то суде мои представители защищают меня и музыкантов, с которыми я работаю. У нас и Президент постоянно говорит, что Россия стремится жить в цивилизованном обществе. Но как же это трудно на деле! Мое стремление защитить авторские права, в том числе право на имя, и есть такая ПОПЫТКА.

 

– Я знаю, что в данный момент идет работа над интересным музыкальным проектом «с элементами готики», в котором участвуют много интересных музыкантов и на Ваши стихи пишет музыку Сергей Скрипников. Расскажите, пожалуйста, что это за проект и чем он отличается от всего, что сделано Вами ранее.

– С выпуском экспериментального альбома группы «Мастер», где вся музыка была написана на предложенные мною стихи и действие развивалось строго по написанному мною сценарию, в моей жизни начался новый этап, открылась новая дверь в старой стене… Обычно я должна писать тексты на присланные мне «рыбы», на готовую, уже аранжированную, музыку… Я не имею права вставить лишний слог, по-другому зарифмовать строчки… Целых три года жизни я потратила на сочинение текстов для группы «Кипелов», а с «Арией» я вообще работаю уже 21-й год! Как-то я смотрела на красивый нежно-розовый георгин, представила, как быстро начнут увядать эти слегка закрученные лепестки, и вдруг подумала: «А время-то уходит…». И у меня перед глазами возник символ – песочные часы, верхняя часть которых так быстро пустеет. Почему же я не могу сесть и сделать, наконец, то, что МНЕ хочется? Почему я все время работаю над чужими идеями, уважаю чувства других? Почему бы мне не найти единомышленников и не сделать что-то «свое»? Масла в разгорающийся огонь подлил гитарист Сергей Терентьев, произнесший сакраментальную фразу: «Пора уважать себя».

…Сергея Скрипникова я знаю давно. В альбоме «Мастер + Margenta» песня «Мраморный ангел», для которой он сочинял музыку, оказалась одной из самых удачных. Я предложила ему поработать вместе над следующим проектом. Судя по всему, это было верное решение. Когда что-то не так, неправильно… тебя словно «отключают» от генератора идей, а тут… пошел настоящий мощный энергетический «поток»! Один стих, другой, третий… За очень короткое время родилось тринадцать песен. Мы приглашаем различных интересных музыкантов, вокалистов, не отягощенных амбициями, готовых на эксперимент со звуком, вокалом… НАКОНЕЦ-ТО, можно раскрыться, образно говоря, находясь уже в другом измерении. Это должен быть трагический, «взрослый» альбом с массой загадок, отсылкой к истории древних веков и древних знаний…

 

– В последние годы на радио и телевидении крайне редко можно услышать что-то действительно интересное, яркое. На Ваш взгляд, все дело в том, что сверхприбыльный «музыкально-звездный конвейер» не оставляет шансов быть замеченными талантливым музыкантам, или же с творчеством сейчас действительно все так плохо? Какой Вы видите перспективу развития музыкальной культуры в России?

– Развитие МУЗЫКАЛЬНОЙ культуры не отделимо от ВООБЩЕ культуры. И то, что нам грозит полная культурная деградация на всех фронтах, совершенно очевидно. Я не строю никаких радужных планов в отношении культурного будущего нашей страны. Круг нормальных культурных людей сужается (в силу возраста, болезней…). Уходят достойные люди, наступает время слуг, эпоха глупости и откровенной пошлости, возведения в ранг звезд смазливых посредственностей. Редкие удачи в кино, в театральной жизни не изменяют коренным образом общую мрачную картину.

…Литература? То, что в больших количествах выпускается нашими издательствами, всего лишь сиюминутное чтение, фиксация момента или подражание. То Коэльо, то Берроузу… Штамповка романов-фэнтези сродни штамповке идиотских поп-песен. Появились ли за это время новые имена среди композиторов, сочиняющих серьезную музыку? Где новые громкие имена художников? Не на Сафронова же и Шилова мне любоваться, не на вседозволенность Церетели в камне и бронзе!
Масса глянцевых журналов учит завоевывать сексуальных партнеров, географии расположения «мушек» на женских лицах для привлечения самцов… Лучше бы учили детей, куда впадает Волга и где находится Каспийское море. Нынешнее общество потребления пережевывает красивую жвачку, потребители превращаются в одномерные существа, живущие лишь инстинктами, а где-то замерзают бездомные старики, рушатся библиотеки… Больше половины россиян, по данным статистики, перестали читать вообще – и газеты, и книги… Финал в стиле «dark art» – мрачного искусства.

Утешает пока одно – страна по-прежнему богата талантами, и музыкальными в том числе, которым безумно трудно пробиться из-за засилья так называемой «музыкальной» мафии. Существующие фонды и усилия, скажем, Владимира Спивакова всех достойных «классиков» осчастливить не могут. В популярной музыке таких фондов и мастерских нет. Если композитор и берет какую-нибудь молоденькую поющую «птаху» под крыло, то с условием, что эта «птаха» будет петь лишь его песни и играть лишь по его правилам… Удел остальных – верить в счастливый случай и стараться выдержать жизненный марафон до конца, не расставаясь с мечтой и музыкой. Надеюсь, что упрямства нашим поющим и играющим мальчишкам и девчонкам у голливудских героев не занимать. Как ни парадоксально это прозвучит, но будущее за новым музыкальным андеграундом – подпольем.

 

Беседовала Н. Льянова

Pismo