ИЗОБРЕТАТЕЛЬСТВО И РАЦИОНАЛИЗАТОРСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В УСЛОВИЯХ РЫНКА

Интервью с председателем Республиканского совета ВОИР.

55e447359933

(«ИС. Промышленная собственность», № 6, 2005)

 

Всероссийское общество изобретателей и рационализаторов (ВОИР) является добровольной общероссийской организацией – творческим союзом, объединяющим изобретателей, рационализаторов, самодеятельных авторов, а также лиц, содействующих развитию технического творчества. Общество имеет развитую инфраструктуру, в которую входят 11 республиканских (в составе Российской Федерации), 6 краевых, 42 областных, свыше 200 организаций среднего звена (городские, районные, объединенные и др.), а также более 2,5 тыс. первичных организаций и ряд структурных формирований (общественные институты технического творчества и патентования, консультационные пункты). Сегодня в рядах ВОИР насчитывается более 250 тыс. человек. Все организации Общества действуют по единому Уставу, зарегистрированному в Министерстве юстиции Российской Федерации.

Организационно-массовая работа осуществляется выборными органами – советами, президиумом и бюро – на принципах самоокупаемости и самофинансирования. В этих целях организации ВОИР создают различные научные и производственные формирования: временные творческие коллективы, центры по оказанию услуг авторам технических решений. Развитие технического творчества в Российской Федерации – важный процесс, который формирует основу научно-технического прогресса. В канун Дня изобретателя и рационализатора наш корреспондент встретился с председателем Республиканского совета ВОИР Ю. Манелисом и попросил его ответить на вопросы редакции.


– Юрий Юльевич, как, по Вашему мнению, за последние годы изменилась деятельность Республиканского совета ВОИР?

– Во времена Советского Союза было централизованное финансирование Всесоюзного общества изобретателей и рационализаторов в размере 0,6% суммарного экономического эффекта от использования в производстве изобретений или рационализаторских предложений. С 1992 г., после принятия Закона РФ «Об общественных организациях и объединениях», ВОИР не имеет финансовой поддержки государства и находится на самофинансировании и самоокупаемости. Конечно, проводить теперь ту работу, которую выполняло Общество раньше, немыслимо.

В настоящее время главная задача ВОИР – защита законных прав и интересов изобретателей, рационализаторов, самодеятельных авторов в рамках действующего законодательства. Вместе с тем региональные отделения Общества устраивают конкурсы, выставки и даже соревнования. Так, Мордовский республиканский совет проводит соревнование с целью определения лучших показателей в изобретательской и рационализаторской работе. Такое же соревнование организовано в Самарской области. В основном Общество, как правило, на безвозмездной основе оказывает помощь авторам при оформлении ими заявочных материалов на изобретение, полезную модель, промышленный образец. Иногда с авторов взимается небольшая плата за помощь в оформлении заявок.

Большое значение в ВОИР уделяется повышению квалификации инженерно-технических работников и специалистов, занимающихся правовой охраной промышленной собственности. Примерно в 30% региональных организаций постоянно проходят семинары, научно-практические конференции.

К данной работе привлекаются представители Роспатента, ФИПС, что позволяет повышать качество учебы и прививать патентную культуру специалистам, отвечающим за эту работу.

Сейчас Общество полностью владеет ситуацией в части, касающейся изобретательской и рационализаторской деятельности, хотя пришлось отказаться от системы постоянных запросов информации с мест, убрать бюрократические барьеры, организовать оперативную систему взаимодействия с региональными отделениями. Сегодня 16 региональных советов работают на общественных началах. В двух регионах воссозданы советы. По настоянию областной администрации работает Совет ВОИР в Вологодской области. В Республике Северная Осетия Совет зарегистрирован как юридическое лицо, что позволяет ему осуществлять самостоятельную хозяйственную деятельность и, как следствие, повышать эффективность оказания помощи изобретателям и рационализаторам.

 

– Куда обратиться изобретателю, чтобы получить указанную Вами помощь?

– Общество построено по территориально производственному принципу. Его отделения работают в 59 субъектах Российской Федерации. Поэтому изобретателям надо обращаться в нашу организацию по месту работы или в любую региональную организацию, близкую к его месту жительства. Нам часто звонят из разных уголков России, и мы предоставляем координаты наших организаций в регионах, где изобретатели получают информацию по интересующим вопросам.

 

– На какие финансовые средства существует Общество?

– За прошедшие годы Общество прошло колоссальную школу выживания. Используя механизмы хозрасчета, оно полностью перешло на самофинансирование и самоокупаемость.

 

– Кто сейчас входит в состав Совета ВОИР – представители государственных научных организаций, корпораций, физические лица – изобретатели?

– В состав Республиканского совета входят 42 человека, которые были избраны на III съезде ВОИР. Это – представители министерств и ведомств, крупных российских промышленных предприятий, штатные сотрудники региональных отделений ВОИР. В составе Совета есть также представители Минобороны России и ФСБ России. Так что наш Совет очень представительный. Радует отношение к изобретательской и рационализаторской работе нынешнего Министра обороны России. Последний его приказ «Об утверждении Инструкции о рационализаторских предложениях в Вооруженных Силах Российской Федерации» – весьма красноречивый пример понимания роли и места изобретателей и рационализаторов в повышении обороноспособности нашей страны. Хотелось бы, чтобы такое отношение к изобретателям и рационализаторам было и в других ведомствах, а разработки изобретателей Минобороны нашли применение и в народном хозяйстве.

 

– Каков возрастной уровень изобретателей в настоящее время, как он изменяется?

– К сожалению, российский изобретатель стареет. В период преобразований в нашем промышленном секторе, которые привели к закрытию большого количества предприятий, многие работавшие на них изобретатели были уволены или уходили в коммерческие структуры. Молодые люди, достигшие 30–35 летнего возраста и почувствовавшие «вкус бизнеса», уже не могут стать изобретателями – время для их творческой деятельности упущено. Остались только преданные своему делу изобретатели, которые, даже не получая заработной платы, все равно будут изобретать. Однако их возраст достаточно велик.

 

– В настоящее время продолжает действовать статья Гражданского кодекса Российской Федерации о поддержке рационализаторской деятельности. Надо ли что то изменять еще в законодательстве, чтобы стимулировать изобретательскую и рационализаторскую деятельность на государственном уровне?

– Однозначно ответить на этот вопрос трудно. Принятие в 1992 г. Патентного закона РФ и последующих изменений и дополнений к нему означает, что в стране стали существовать способы охраны изобретений, отвечающие мировым стандартам. А вот рационализаторская деятельность в России, можно сказать, – падчерица. Право на изобретение охраняется Патентным законом РФ и выдаваемым государством патентом. Рационализаторское предложение, наоборот, имеет локальную новизну – это не интеллектуальная собственность (далее – ИС). В стране нет нормативно правового акта, который регламентировал бы рационализаторскую деятельность. Есть только Методические рекомендации по ее организации на предприятиях, утвержденные в 1996 г. коллегиями Госкомпрома России (сейчас такой организации уже нет) и Госкомизобретений России (ныне Роспатент). Они были разосланы во все министерства и ведомства для дальнейшего направления в подведомственные организации. Этот опыт может быть востребован и сейчас. По крайней мере, мне известно, что акционерное общество «Российские железные дороги» подготовило и согласовало с Республиканским советом ВОИР рекомендации по организации рационализаторской деятельности у себя в корпорации.

 

– Но ведь в настоящее время не более 5% предприятий подведомственны министерствам и ведомствам. Как организована работа в остальных 95% предприятий?

– С данным вопросом ассоциируется поговорка: хочешь что-то сделать – ищи способ, не хочешь делать – ищи причину. Эти 95% предприятий, если захотят, могут обратиться в наше Общество, его региональные отделения, и им помогут подготовить рекомендации по организации изобретательской и рационализаторской деятельности на своем предприятии. Именно на основании этих документов – положений об организации изобретательской и рационализаторской работы – выплачиваются авторские вознаграждения, что служит важным стимулирующим фактором научно-технического творчества.

 

– Нередко можно слышать о превосходной поддержке изобретателей и рационализаторов в таких российских корпорациях, как АвтоВАЗ, Северсталь, КамАЗ и т. д. Насколько это соответствует действительности?

– Названные Вами предприятия – промышленные гиганты. С момента их создания здесь большое внимание уделялось поддержке изобретателей и рационализаторов. Эти предприятия выпускают продукцию и стремятся в условиях рыночной конкуренции ее постоянно улучшать. А раз так, то не может быть невостребованным труд изобретателей и рационализаторов. На указанных предприятиях постоянно проходят конкурсы с целью достижения наивысших показателей в изобретательской и рационализаторской деятельности.

В Мордовии проводятся четыре конкурса, способствующие решению конкретных технических задач. Тюменский Совет ВОИР ежегодно организует три конкурса по трем номинациям: лучшие технические разработки, лучшее решение технической задачи, лучший конструктор. Аналогичные мероприятия проходят и в Костроме. Законодательное собрание Костромы присваивает звания «Заслуженный изобретатель Костромской области» и «Заслуженный рационализатор Костромской области». Лауреатам выдаются красочные удостоверения. Можно продолжать приводить подобные примеры и по другим регионам страны.

Так же относятся к изобретателям и рационализаторам в РАО «Газпром», где разработано Положение об организации изобретательской и рационализаторской деятельности и недавно был проведен семинар в г. Туапсе, посвященный этому вопросу. В организации отмечаются колоссальные показатели в области изобретательской и рационализаторской деятельности. В РАО ищут новые пути не только количественного роста регистрируемых изобретений и рационализаторских предложений, но и способов их внедрения в производство. В качестве примера можно также назвать ОАО «Авиационная холдинговая компания «Сухой». Там, где производство набирает обороты либо в ходе выполнения государственного заказа, либо за счет притока инвестиций, востребованность в изобретателях и рационализаторах возрастает, и они выходят на первые роли.

 

– Каков действующий порядок морального и материального стимулирования новаторов? Насколько остро в стране стоит вопрос совершенствования материального стимулирования рационализаторов?

– Это очень злободневные вопросы. Моральное и финансовое вознаграждение изобретательского и рационализаторского труда имеет важное стимулирующее значение. В Законе СССР «Об изобретательской деятельности» были ст. 28–34, которые регламентировали данные вопросы. Определялось, когда, кем, в каком размере, в какие сроки производятся денежные выплаты изобретателям. В новом патентом законодательстве этого нет. Законодатели решили сосредоточить вопросы регламентации социальных льгот в одном законодательном блоке. Правда, в постановлении Правительства РФ № 882 говорится о пролонгации действия ст. 28–34 о выплатах авторам изобретений, но этот акт не может решить всех проблем. Данные вопросы предполагалось включить в отдельную часть Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ), посвященную вопросам ИС. В 1991 г. были подготовлены проекты законов «О налоге на прибыль предприятий» и «О подоходном налоге предприятий». Однако в силу вступил только первый. А именно во втором проекте закона было предусмотрено освобождение от налогов предприятий, организаций и учреждений, занимающихся инновационной деятельностью, на пять лет.

Мы неоднократно в инициативном порядке поднимали вопрос о пролонгации предложений, разработанных в Законе РФ «О налоге на прибыль предприятий». Но каждый раз нам приходил ответ, что все стимулирующие меры будут учтены при разработке отдельной части ГК РФ. Но когда она выйдет – до сих пор неизвестно. Сегодня на законодательном уровне работа по стимулированию изобретательской и рационализаторской деятельности не нашла продолжения.

 

– Посещая специализированные выставки, мы видим немало перспективных разработок. Однако далеко не все из них доходят до стадии производства и, как следствие, до потребителя. Взять, например, ортопедическую ученическую мебель «Афина», которая была представлена в экспозиции салона «Архимед». На выставке «Эврика» в Брюсселе она была отмечена золотой медалью еще в 1999 г. Однако родители, детям которых такая мебель необходима, не могут ее приобрести, потому что она не производится. И подобных запатентованных разработок разнообразного назначения немало. Какую помощь может оказать ВОИР тем, чьи патенты остаются по не зависящим от них причинам невостребованными? Как преодолеть трудности, препятствующие активному использованию новейших разработок?

– Действительно, ученическая мебель «Афина» выставлялась на многих выставках, в частности, организованных ВОИР, где получала золотые медали. К ней постоянно проявляли интерес потенциальные инвесторы, но дальше этого дело не пошло. В чем тут причина?

Нередко получение патента становится самоцелью. В таких случаях чаще всего превалируют экономические соображения. Если для получения патента надо, условно говоря, затратить 1 руб., то на разработку технической и конструкторской документации – в 10 раз больше, а на подготовку производства – в 100 раз больше. Видите, насколько велики могут быть затраты на производство ортопедической ученической мебели? При этом ведь нет никакой гарантии, что затраты на ее производство окупятся, скажем, через два три года, если вообще окупятся. В данном случае, к сожалению, не нашлось инвестора, который захотел бы вложить средства в производство такой мебели. Поэтому о какой то помощи патентообладателям в подобных случаях со стороны ВОИР говорить не приходится.

 

– Как тогда Общество может оказать содействие изобретателям в использовании их изобретений?

– ВОИР не стоит в стороне от решения этого вопроса. Мы постоянно участвуем в формировании законодательной базы, в частности по вопросам правовой охраны ИС. Нами были представлены предложения при разработке нормативно правовых документов по вовлечению результатов научно технической деятельности в хозяйственный оборот. Но где эти документы? Считаю, что необходим закон или указ Президента России об инновационной деятельности, который предоставил бы определенные преференции предприятиям, использующим объекты ИС (патенты, полезные модели, промышленные образцы).

 

– В последнее время появились центры трансфера технологий, биржи изобретений. Их цель – содействие внедрению технологий в промышленность. Актуальна ли проблема создания специализированных внедренческих фирм?

– Такие центры уже есть. Изобретатель приходит туда, ему обещают «золотые горы», а в конечном итоге до использования изобретения дело часто не доходит. К нам неоднократно обращалось руководство этих центров, а также промышленных предприятий, банков с просьбой предоставить им технологию. Начинаем показывать разработки – нравится, подходит. Но как только встает вопрос относительно сроков окупаемости, интерес к предлагаемой технологии пропадает. В Московском совете ВОИР не знают каких либо примеров доведения дела в подобных случаях до конечного результата. В 2004 г. одной из инновационных компаний Санкт-Петербурга мы предложили «двигатель Русина». Это – уникальная разработка, которая может использоваться в различных областях техники. Однако интереса к ней петербуржцы не проявили. Другой пример – оригинальная разработка инкубатора изобретений КБ «Молния» для людей с поражением опорно-двигательного аппарата. Он очень нужен инвалидам, но… результат был такой же. И подобных примеров можно привести довольно много. Почему подобное происходит – в общем-то понятно: опять таки значительные затраты и большие сроки окупаемости. Видимо, инвесторы ищут более легкие пути зарабатывания денег.

 

– Не получается ли так, что сейчас существенную поддержку своим изобретателям могут оказывать только крупные частные корпорации?

– Нет, это не так. В первую очередь здесь важна роль руководителя предприятия. Если он понимает, что без инноваций прогресс немыслим, то использует все возможности для поддержки изобретателей. Такие руководители осознают, что творческие люди – самое большое богатство нашей страны, не сравнимое ни с какими природными ресурсами. Да, был период оттока из России талантливых изобретателей, но теперь они стали возвращаться, сейчас самое время поддержать их творчество. Республиканский совет присуждает Почетную грамоту ВОИР, нагрудный знак и диплом Почетного члена ВОИР. Своим Указом Президент России присваивает звания «Заслуженный изобретатель России» и «Заслуженный рационализатор России». Вопросы морального поощрения изобретателей и рационализаторов в нашей стране решены.

Что касается материального поощрения, то, повторяю, все зависит от руководителей предприятий. Приведенные выше примеры Газпрома, Северстали, АвтоВАЗа и др. показывают, что в России есть руководители, понимающие роль, место и ценность изобретателей и рационализаторов. К нам постоянно обращаются руководители предприятий и организаций, министерств и ведомств с просьбой морально поощрить коллективы изобретателей и рационализаторов или конкретных людей. А недавно обратилось Минобороны России с просьбой поощрить дополнительно 17 изобретателей, работы которых были представлены в экспозиции «Архимеда».

 

– Какие еще проблемы волнуют Вас сейчас как председателя Республиканского совета ВОИР?

– Прежде всего состояние изобретательства в стране, о котором красноречиво свидетельствует статистика. Возьмем, например, ситуацию с подачей заявок на изобретения в 2004 г. Их количество сократилось почти на 2 тыс., в то время как иностранные заявители подали в том же 2004 г. на 2 тыс. заявок больше. Эти цифры в какой то степени отражают трудности социально экономического развития нашей страны.

Другие цифры. У нас примерно поровну патентообладателей физических и юридических лиц. Если юридическое лицо получает патент, то оно, казалось бы, должно исходить из того, что оно будет использоваться в производстве. Но ведь этого нет. Значит, у нас часто защищают приоритет без цели использования.

 

– Каково Ваше отношение к служебным изобретениям, что здесь надо сделать, чтобы реально защищать права изобретателя?

– До 1991 г. в стране был один патентообладатель – государство. С принятием в 1992 г. нового Патентного закона РФ все изменилось. Физические и юридические лица стали владеть, пользоваться и распоряжаться правами на патент. Поэтому они сразу столкнулись с необходимостью поиска потенциальных инвесторов или заказчиков на использование своих изобретений. Однако патентообладатель имеет возможность поступать по-своему. Можно получить два десятка патентов и положить их в тумбочку, чтобы когда нибудь показать внукам. Это – одно решение вопроса. А можно получить патенты впрок, как это было сделано с разработками для самолета Ту 144, которые опередили уровень развития техники того времени.

Мы постоянно говорим изобретателям: заключайте договор – трудовой или гражданско-правовой – с вашим работодателем, чтобы получить моральную и материальную выгоду. Если вы такой договор не заключили, ждите конфликтной ситуации, антагонизма с вашим финансово экономическим отделом и, как следствие, суда, где ВОИР будет выступать вашим общественным защитником. В настоящее время все вопросы по служебным изобретениям законодательно решены. Дело за человеческим фактором.

Мы рекомендуем изобретателям пользоваться возможностями, которые предоставляет Закон РФ «О коллективных договорах и соглашениях». Включайте в положения коллективных договоров условия о поддержке работодателем изобретательской и рационализаторской деятельности на предприятии, обязательства по выплате авторского вознаграждения, о моральном и материальном стимулировании изобретателей и рационализаторов. Такое требование всегда легко контролировать, оно обяжет работодателя выполнять свои обязательства. Это – реальный инструмент, к сожалению, носящий порой теоретический характер. Дело в том, что профсоюзные лидеры его не знают, а мы потеряли много первичных ячеек ВОИР на предприятиях. Сейчас их насчитывается 2 800, а было более 15 тыс.

 

– Меняется ли роль рационализатора и изобретателя в век информационных технологий?

– У нас есть Положение и Методические рекомендации по присвоению званий «Заслуженный изобретатель Российской Федерации» и «Заслуженный рационализатор Российской Федерации» за многолетнюю успешную изобретательскую деятельность и использование изобретений в производстве. Если кто-то изобретет в Интернете нечто существенное и это будет практически использоваться, то ВОИР обязательно поддержит такого человека к представлению почетного звания. Так что наша молодежь может смело изобретать новые модели мобильных телефонов, усовершенствовать средства коммуникаций.

В заключение хотел бы сказать, что изобретатели, рационализаторы, самодеятельные авторы, а также лица, содействующие развитию научно-технического творчества, с оптимизмом смотрят в будущее, верят, что их труд будет отмечен и принесет пользу экономике нашей страны, будет способствовать повышению уровня жизни населения. Хочу поздравить всех творческих людей с Днем изобретателя и рационализатора и пожелать им здоровья, счастья и благополучия.

 

Беседовал Ю. Фомичев

Pismo