Интервью с Б.Б. Леонтьевым

фото Леонтьева Б.Б

 

Борис Леонтьев: «В 70 лет истинное научное творчество только начинается»

Наш постоянный автор д.э.н., гендиректор Федерального института сертификации и оценки интеллектуальной собственности и бизнеса Б.Б. Леонтьев в апреле отмечает 70-летний юбилей. Принимая наши поздравления, он поделился своими взглядами на творческий потенциал мужчин и женщин, современные экономические идеи, а также рассказал о своих творческих планах.

 

Б.Б. Леонтьев родился 10 апреля 1948 г. в Москве. В 1982–1986 гг. подготовил проекты системы управления НИОКР и их внедрения в металлургической отрасли. В 1988–1991 гг. стал разработчиком «Автоматизированной системы управления техническим перевооружением в легкой промышленности». В 1995 году зарегистрировал в Госстандарте «Систему сертификации и оценки объектов интеллектуальной собственности и Знак соответствия». В ТПП РФ стал одним из инициаторов организации Комитета по оценочной деятельности (1996 г.), а затем Комитета по интеллектуальной собственности (1998 г.). В 2007 г. защитил докторскую диссертацию по теме «Управление интеллектуальной собственностью на разных иерархических уровнях». В 2008 г. ВАК Минобразования присвоил звание профессора. В 2013 г. вместе с вице-президентом ТПП РФ разработал концепцию Стратегии интеллектуальной собственности в России, одобренную Советом Федерации РФ и принятую в качестве основы для разработки соответствующей стратегии Минобрнауки. В 2014–2016 гг. осуществил открытие интеллектуальной природы – третьей после неживой и живой. Является членом-корреспондентом Инженерной академии им. Прохорова, академиком РАЕН.

 

– Борис Борисович, примите искренние поздравления от всей редакции с Вашим юбилеем. Приближается еще одна круглая дата – Вы почти 20 лет сотрудничаете с журналами «Интеллектуальная собственность». Как оцениваете нашу совместную работу?
– Во-первых, журналы «ИС» – как «Промышленная собственность», так и «Авторское право», одна из центральных печатных площадок в сфере научно-технического творчества на протяжении десятков лет. В СССР выпускались и другие издания, ориентированные на разные сферы творчества: научного, технического, художественного. Но в силу того, что они не были проникнуты духом интеллектуальной собственности, потеряли свои позиции и многих своих читателей. 
Во-вторых, вам удалось вопросы изобретательства и художественного творчества приземлить на нормативную юридическую основу, что позволит любые результаты творчества и их использование на практике превращать в конкретный продукт, товар в рамках ответственных отношений, которые можно оспорить. В-третьих, «ИС» удалось раздвинуть рамки «охраны и защиты», рассматривая сложнейшие проблемы коммерциализации ИС. И, в-четвертых, что для меня крайне важно, Вы не ограничиваетесь сугубо практическими вопросами, которые интересны лишь узким специалистам в сфере ИС. Вы публикуете и теоретические статьи по этой тематике, которую я считаю центральной для всей мировой экономики, в том числе и российской.


– Однако в нашей стране по сравнению с КНР, США и Японией сфера применения интеллектуальной собственности развивается не столь интенсивно. Почему?
– Здесь причиной являются не нормативные акты, а люди и идеология тех, кто формирует бюджет страны. Им не видны потоки, генерируемые интеллектуальной собственностью, в отличие от потоков от нефти, газа, леса, угля и т.д. Виной тому, в том числе, наши учебники по экономике, где почти отсутствуют понятия интеллектуальных ресурсов. А раз этому в институте их не учили, то, значит, этого на практике нет.


– Но, может быть, это Ваше личное мнение, и современные учебники по экономике больше соответствуют реалиям времени?
–  Сегодня об этой проблеме говорят многие специалисты, и в России, и в США. В частности, об этом заявляют в Римском клубе. В своем пятидесятом юбилейном докладе, недавно опубликованном, его участники единогласно осудили капитализм как бесперспективную экономическую систему, высказали неприятие финансовым спекуляциям, выразили отказ от материализма и упрощенного понимания мира и призвали к альтернативной экономике, «новому Просвещению», духовно-нравственному мировоззрению и единой планетарной гармоничной цивилизации1. Что же касается экономической теории, которую преподают на Западе, в докладе на эту тему есть авторитетное мнение. По словам Кейт Раворт, оксфордского экономиста и члена Римского клуба, сегодняшние студенты, которые будут определять политику в 2050 г., до сих пор
изучают идеи из книг 1950-х, основанные на теориях 1850-х гг.2


–  Как Вам удалось принять это направление идей?
–  Я отталкиваюсь от реальных проблем на предприятиях и в научно-техническом сегменте рынка, где начал работать сразу же после окончания института как инженер и затем как экономист. Сегодня эти проблемы я вижу в российской экономике, где сырьевой сектор доминирует. Проблемы наших высокотехнологичных отраслей вытекают из устаревших экономических идей и от того, что слишком много говорится про «охрану и защиту» и слишком мало про то, что интеллектуальный ресурс – это главный ресурс всей мировой экономики, включая российскую.


–  Те, кто Вас давно и хорошо знает, говорят, что Вы занимаетесь практически всю свою жизнь одной темой. Так ли это?
–  За свою трудовую жизнь я сменил много специальностей. Но всю жизнь имею интерес к определенной проблеме. Это проблема творческой самореализации личности, например, в науке и инновационной деятельности. В сущности, она касается каждого живущего на земле человека: в России, Азии, Африке, Западной Европе, Америке. И старого, и малого, и мужчин, и женщин. Правда, последним творить гораздо сложнее, ввиду их главной заботы о детях, о семье и муже, но иногда и они преуспевают.


–  Действительно, не всем это удается. Однако что тогда мешает творить многим мужчинам?
–  Уровень развития общества и экономических отношений таков, что эта привилегия массово зарождается только сегодня. У каждого человека и всего человечества есть три эволюционно разрешаемые проблемы: безопасность, комфорт, самовыражение. Исторически еще пару сотен лет назад почти все население планеты трудилось ради того, чтобы прокормиться и защитить себя, свой дом, свою семью и изредка отдохнуть.
Сегодня, когда проблема безопасности многими решена, всем хочется комфорта. Те, кто получил комфорт, хотят самовыражаться. Многие сегодня творят у себя дома, на даче, на отдыхе. Однако самое большое удовольствие – это когда твоя профессия – творческая. Лично у меня сегодня профессия во многом творческая.


–  Тем не менее, достигнув материального достатка, опять же не многие занимаются творчеством…
–  Творчество – это навык, который следует постоянно и стабильно развивать. Творчество не только в изобретательстве. Кто-то находит самовыражение в простых житейских удовольствиях или дурных привычках. Однако все они имеют свои негативные последствия: испорченные отношения в обществе и в итоге душевная пустота. У кого-то с годами нарастает усталость «творить» и наступает разочарование. Есть и такие творческие люди, которые не прошли благополучно время своей славы и деградировали. Единственное творчество, которое не разочаровывает, – это творчество в сфере науки, литературы и искусства. Я не знаю ни одного деятеля в этой сфере, который был бы разочарован в себе и своей жизни, в своей творческой среде. Хемингуэй в свое время выработал для себя жесткий принцип и давал наказ всем творческим деятелям: ни дня без страницы творчества. Регулярный навык творцу крайне важен, чтобы развиваться.


–  Тем не менее институт СОИС, который Вы возглавляете, работает именно для самых разных творческих деятелей, преимущественно в сфере научно-технического творчества и экономики. Кто-то из Ваших клиентов представляет госсектор, а кто-то частный бизнес. Где, на Ваш взгляд, творчества больше?
–  Да, мы оцениваем интеллектуальную собственность и на разных иерархических уровнях помогаем организовать управление этим ресурсом. В госсекторе гораздо больше возможностей заниматься созданием и использованием интеллектуальной собственности, но там крайне мало желания. Я в молодости, работая в госсекторе, находил время для творчества, не связанного с работой. В бизнесе, наоборот, огромное желание этим заниматься, но возможности весьма ограничены. То нет финансовых средств для проведения НИОКР и изобретательской деятельности, то не хватает времени, то нет опытно-экспериментальной базы, то компании явно недостаточно навыков и изобретательского потенциала.
Правительство в своих постановлениях пытается создать условия для интеграции творческого потенциала предприятий и организаций, но пока получается неважно. Правительственные меры рассогласованны. Стране нужна стратегия развития интеллектуального потенциала на основе интеллектуальной собственности и при поддержке государственных и частных финансовых механизмов. Однако, как показывает практика, эта междисциплинарная сфера не понятна тем, кто принимает главные решения по ее развитию. Да и сама эта сфера пока не имеет должного единоначалия, здесь нет ни ответственного, ни наиболее инициативного лидера.


– Что Вы подразумеваете под единоначалием?
– Творцов может понимать только творец. По этой проблеме в свое время выступал и спорил Андрей Сахаров. Он говорил, что государством должны управлять ученые. Здесь важно не путать «остепененных» карьеристов с учеными! Ученые – это лица, имеющие личные высокие научные достижения, такие как С. Королев, И. Курчатов, Д. Лихачев, сам А. Сахаров. А.Н. Косыгин, творец из текстильной отрасли, как глава правительства довел статистику изобретений в 1981 г. в нашей стране до 98 000. И 13 лет никто в мире не мог приблизиться к этому показателю. Ни США, ни Япония, ни Китай. Впоследствии Ден Сяопин воспринял и наполнил косыгинские установки экономическим и нормативным содержанием интеллектуальной собственности в рыночных условиях.


– Как Вы можете охарактеризовать собственные результаты творчества?
–  За все время я опубликовал более 400 научных трудов, более 20 монографий, учебников, учебных пособий и методик. Сделал, как мне кажется, около 30 научных открытий в современной новой сфере знаний об интеллектуальной природе, что подтверждено Президиумом Российской академии естественных наук. Мои более чем часовые научные доклады об этом слушали более двух сотен докторов и профессоров из разных областей науки. До сих пор я не имею ни замечаний, ни критики в свой адрес и в адрес моих идей. Два десятка законов интеллектуальной природы мною были опубликованы в научных изданиях и получили признание многих читателей. В октябре 2017 года я отправил четыре книги своего научного доклада об открытии интеллектуальной природы в адрес президента РАН. И в январе 2018 года получил ответ. Они сообщили мне, что это доклад на тему до сих пор крайне плохо изученную, что я и без них знаю.


–  Каких последствий можно ожидать от Вашего открытия интеллектуальной природы, как третьей после неживой и живой?
–  Последствий здесь множество. Во-первых, вся история нашей цивилизации должна изучаться не с позиции войн, конфликтов и монархов, а с позиции интеллектуальных достижений. Это совсем другая история. 
Во-вторых, будущее цивилизации на многие годы становится понятным и предсказуемым, а риски – совершенно очевидными. Мы исторически превращаемся в единый интеллектуальный организм, у которого будут мозговой центр и органы энергетики, движения, питания и так далее, включая органы чувств. В этом свете СМИ не столько должны развлекать людей, сколько сообщать о наших потребностях и возможностях, прежде всего интеллектуальных. 
В-третьих, вся современная фундаментальная наука должна быть представлена тремя блоками знаний соответственно трех природ: неживой, живой и интеллектуальной. Законы и закономерности существуют не в узко сформированных и искусственно придуманных научных дисциплинах, а в природе на всех ее уровнях. Это обеспечит бурный рост достижений в науке. Страна, которая этим первой воспользуется, получит приоритет и лидерство в современном мире.


–  Как известно, Вы занимаетесь не только научным творчеством. Как оцениваете свои творческие перспективы?
– В молодости я опубликовал более 500 карикатур в местных и центральных изданиях. Но, чувствуя ограниченность художественных средств для выражения своих идей и собственных невыдающихся художественных способностей, практически прекратил рисовать карикатуры. Сейчас я их рисую только для детей и внуков. Тем не менее для меня истинное научное творчество только начинается. Мои современные труды более зрелые, чем те, что я создавал еще 5–10 лет назад. А то, что я творил 30 и 40 лет назад, мне уже абсолютно неинтересно, хотя и любопытно вспомнить то, что меня тогда волновало. У каждого времени свои проблемы. Сегодня мы организуем свой российский Клуб мудрецов, наподобие Римского клуба. И в этом я вижу огромную перспективу. 


Беседовал наш корр.

 


 

1   http://worldcrisis.ru/crisis/2912138.

Там же, с. 7.

 

Pismo